2

Олланд или бунт?

ПАРИЖ. К лучшему или к худшему, сейчас Европа восстала против бюджетно-налогового договора, обрекающего страны-члены Европейского Союза на экономию без роста. Должно ли дело дойти до военного переворота, чтобы признать, что ситуация неприемлема? Или же выбор Франсуа Олланда в качестве президента Франции изменит бескомпромиссную позицию Германии?

Перспектива сокращения дефицита государственных бюджетов до менее 3% ВВП нереальна, как в Нидерландах, так и в Испании. Если ЕС не готов применить карательные меры сейчас, то ему придется дать этим странам дополнительную свободу ‑ помня о том, что европейская общественность, как правило, негативно реагирует каждый раз, когда с ней консультируются. В Греции последние выборы не привели к созданию правительства, и теперь необходимо проведение еще одного всенародного голосования в июне.

Ирландия, к счастью, вызывает меньше тревоги, но вероятность того, что бюджетный пакт будет принят в результате всенародного референдума, уменьшается. Конечно, удаление пункта о единогласном одобрении дает возможность избежать этого препятствия и  обеспечивает выполнение пакта. Но это ничего не решает, поскольку ни Франция, ни Италия не ратифицировали договор. Даже социал-демократы в Германии, поддержка которых нужна канцлеру Германии Ангеле Меркель для обеспечения ратификации в бундестаге, судя по всему, предоставляют ее лишь условно.

Германию обвиняют в монетаристском догматизме, а также в ответственности за усиление экономической асимметрии со своими соседями по еврозоне. Относительно хорошее экономическое здоровье позволяет ей финансировать свой долг по ставке ниже темпов инфляции, в то время как другие европейские государства финансируют свои долги по ставкам, превышающим инфляцию на три пункта.