13

Агония Хиллари Клинтон

ВАШИНГТОН – Быть Хиллари Клинтон, одной из самых знаменитых женщин в мире, занимавшей высочайшие государственные посты в американской политике, и, возможно, следующим президентом Соединённых Штатов, несправедливо больно. Ещё год назад никто не сомневался, что он выиграет номинацию от Демократической партии, а теперь она столкнулась с настолько серьёзными затруднениями, каких никто, включая её саму, даже представить себе не мог.

Большую часть проблем, возникших у Клинтон, можно было предсказать, они проявились ещё в 2008 году, когда она соперничала с Бараком Обамой. Другие проблемы она создала себе сама.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

И для этого есть причина – просто она не очень хороший политик. Клинтон – это единственный в истории человек, кто начинал одну и ту же избирательную кампанию дважды. (Первая попытка в Айове, где она поговорила с горсткой людей на закрытых встречах, не очень удалась). Впечатляющая, очень умная женщина, она просто не обладает чувством политики, которое требуется на высочайших уровнях.

Для успеха в американской президентской гонке нужна сверх-интуиция, нужно очень быстро шевелиться, но самое главное – требуется убедительное объяснение причин своего участия. Да, Клинтон предлагает множество программ, которые она готова реализовать будучи президентом; но (позаимствуем цитату у Уинстона Черчилля) «у этого пудинга нет темы». Максимум, что она смогла, это не очень вдохновляющее: «Я прогрессивный человек, который добивается результатов».

Напротив, её соперник Берни Сандерс превратился в серьёзного конкурента, потому что прекрасно сформулировал убедительную идею своей кампании: Система – нечестная, а коррумпированные схемы финансирования избирательных кампаний помогают ей сохраняться.

Радикальные проекты, которые предлагает Сандерс – единая система здравоохранения и бесплатное обучение в колледжах, – хотя и неосуществимы, но очень популярны, особенно у молодежи. Подавляющая часть молодёжи предпочитает Сандерса, а не Клинтон. Она говорит о поэтапности (не смейте мечтать по-крупному), а Сандерс проповедует политическую революцию.

Кроме того, существует ещё и проблема доверия. Честность Сандерса кажется безупречной, а у Клинтон постоянно возникают поводы поставить её честность под сомнение. Она, как и её советники, совершено очевидно просто потрясены масштабом возникших перед нею проблем.

Сандерс выглядит настоящим, а Клинтон – запрограммированной. Иногда, кажется, что у неё нет слуха, причем она особенно расходится в тональностях с общественными настроениями в вопросах денег. Уже много лет нарастает недовольство растущим разрывом между самыми богатыми и всеми остальными. Незадолго до начала кампании Хиллари Клинтон заявила, что она с мужем была «совершенно на мели», когда они покинули Белый дом. Если это действительно так, то они быстро поправили свои дела: считается, что состояние Билла и Хиллари Клинтон превышает $100 млн. Все эти деньги они заработали, уже покинув Белый дом, в основном благодаря астрономическим гонорарам за выступления.

Не отличаясь в этом от других бывших президентов США (заметным исключением является Джимми Картер), Клинтоны использовали свою славу и влияние, чтобы сколотить состояние. Но дело даже не в том, как они заработали все эти деньги, а в том, кто их платил. В то время как Билл вёл дела с сомнительными международными фигурами, Хиллари заработала большую часть денег, выступая по заказу фирм с Уолл-стрит. А именно они являются основной мишенью общественного гнева за то, что стали причиной Великой рецессии 2008 года.

Тем самым, у Сандерса появилась идеальная мишень: он специально выделил тот факт, что Клинтон получила $675 000 за три выступления для Goldman Sachs. Обвинения Сандерса стали для неё неприятным сюрпризом. Когда ведущий программы CNN Town Hall спросил её, почему она согласилась взять там много денег у Goldman Sachs, сконфуженная Клинтон пожала плечами и ответила: «Потому что они столько предложили».

Далее имеется полемика по поводу её решения использовать частный, незащищённый сервер, установленный в её доме в Чаппакуа (штат Нью-Йорк), для обработки рабочей и личной электронной почты в тот момент, когда она была Госсекретарём США в первый президентский срок Барака Обамы. Вопрос об этом сервере, впервые поднятый в марте 2015 года, теперь преследует её кампанию. Эта история свидетельствует не только об отсутствии у неё слуха, но и (что более серьёзно) о её рассудительности. Как она могла не подумать о том, что госсекретарь США будет получать секретную информацию и, возможно, отвечать на неё?

Когда история с сервером стала известна публике, Клинтон, как раньше уже делал её муж, прибегла к крючкотворству: Она не получала и не отправляла с помощью этого сервера информацию, которая бы имела «в тот момент гриф секретно».

Те, кто знаком с речами Хиллари, немедленно почувствовали, что пахнет жареным. Как выяснилось, у Госдепартамента США есть две системы электронной почты – одна секретная, а другая нет. Материалы из одной системы не могут быть отправлены в другую. Для того чтобы не отправлять Клинтон секретную информацию на её частный сервер, её помощники передавали эту информацию другими путями – устно или в виде письменных резюме. И только благодаря этому данные письма не имели «в тот момент грифа секретно».

Тем не менее, инспекторы Госдепартамента обнаружили сотни электронных писем, которые были отправлены на её сервер и которые должны были иметь гриф секретности. По этому поводу начато расследование ФБР.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

И последнее. Предполагалось, что у её кандидатуры есть колоссальный плюс – перспектива стать первой в истории женщиной президентом США. Но этот плюс оказался не столь притягательным, как ожидала Клинтон и её сторонники. Так же как и в 2008 году, многим женщинам не понравилось, когда им стали говорить, будто им следует поддержать Клинтон просто потому, что она женщина. Они считают это оскорблением своего интеллекта, при этом молодые девушки особенно активно поддерживают Сандерса. Им нравится его платформа и не нравятся вопросы по поводу честности Клинтон. Единственной группой женщин, которая отдала ей предпочтение в Нью-Гэмпшире (где Сандерс обошёл её на 22 процентных пункта), стали женщины старше 65 лет.

На последнем кокусе в Неваде предполагаемое преимущество Клинтон среди не белых избирателей, похоже, помогло ей. В Неваде эта категория избирателей играет более значительную роль, чем в Айове или Нью-Гэмпшире. Сандерс на смог привлечь достаточного числа голосов, в первую очередь, афро-американских избирателей, чтобы победить. В споре за номинацию от Демократической партии это хорошее предзнаменование для Клинтон. Но всеобщие президентские выборы это всё же нечто посложнее.