14

Цена шумихи вокруг глобализации

БРЮССЕЛЬ – Представители мировой финансовой элиты приехали в Вашингтон на годовое собрание Международного валютного фонда и Всемирного банка, и, конечно, им хорошо слышны громкие призывы остановить отступление глобализации. Считается, что спад темпов роста мировой торговли – это негативная тенденция, с которой надо бороться. Однако такое мнение является, мягко говоря, слишком упрощённым.

Проблема заключается в непонимании тех сил, которые служили мотором роста мировой торговли на протяжении нескольких последних десятилетий. Конечно, попытки понять суть нынешнего замедления предпринимались. В последнем докладе МВФ «Перспективы мировой экономики» этой теме была посвящена целая глава.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Но никаких значимых новых барьеров, мешающих мировой торговле, обнаружить не удалось. Вместо этого МВФ объявил, что на 75% замедление темпов роста международной торговли вызвано «общим ослаблением экономической активности», в первую очередь, в сфере инвестиций. Фонд также отметил, что «снижение темпов либерализации торговли и новый всплеск протекционизма» сыграли свою негативную роль, хотя её невозможно измерить.

Несмотря на отсутствие чёткого понимания причин сложившихся тенденций, МВФ призывает в своём докладе принять меры по восстановлению «позитивной спирали роста торговли и экономики». Ясно, что вера в международную торговлю по-прежнему очень сильна.

Однако вера – это только часть проблемы. Слепая вера в глобализацию заставляет многих переоценивать её значение, создавая неоправданные ожидания в отношении политики торговой либерализации. Когда эти ожидания не оправдываются, многие люди чувствуют себя обманутыми и начинают отрицать принципы свободной торговли.

Я не хочу этим сказать, что нет эмпирических доказательств пользы торговой либерализации. Ликвидация торговых барьеров позволяет странам специализироваться на тех отраслях, где у них имеется наивысшая производительность; это приводит к повышению темпов роста экономики и стандартов качества жизни для всех граждан. Действительно, процесс постепенного демонтажа (он длился с 1950-х годов и до 1980-х) высоких торговых барьеров, воздвигнутых во время Второй мировой войны, принёс огромные выгоды.

Однако эти выгоды со временем иссякли. Согласно экономической теории, выгоды от снижения торговых барьеров быстро уменьшаются, если эти барьеры оказываются уже низкими. Неудивительно, что к началу 1990-х годов, когда пошлины и другие торговые барьеры уже достигли очень низких уровней, традиционные выгоды от торговой либерализации по большей части исчезли. Устранение тех небольших барьеров, которые ещё сохранялись, не оказало бы какого-либо значительного эффекта.

А вот длившийся два десятилетия бум на сырьевых рынках и рост цен на сырьё имели очень большой эффект. Высокие цены позволили крупным экспортёрам сырья больше импортировать и проводить в своих странах политику стимулирования экономического роста, что, в свою очередь, помогало росту всей мировой экономики. Кроме того, поскольку на долю сырья приходится значительная часть мировой торговли, рост цен привёл к увеличению её общих оборотов.

Вместо того чтобы признать роль цен на сырьё в расширении торговли и экономики в начале 2000-х годов, большинство экономистов и политиков начали объяснять эти позитивные тенденции успехами политики либерализации торговли. Тем самым, они укрепляли мнение, будто «гипер-глобализация» является источником огромных выгод для каждого.

Однако экономический рост, вызванный высокими ценами на сырьё (в отличие от роста, который был действительно вызван ликвидацией торговых барьеров), привёл к падению стандартов качества жизни в развитых странах, импортирующих сырьё, поскольку из-за него снизилась покупательная способность трудящихся. Ни один политик не осмелился объяснить им эту разницу. В результате, когда работники в развитых странах оказались в экономически затруднительном положении, они сделали вывод, что все их проблемы связаны с глобализацией.

Роль сырья в новейших проблемах трудящихся развитых стран подчёркивается различиями в положении тех, кто живёт в США и странах Европы. США производят много собственной нефти и газа, поэтому рост цен на сырьё в целом оказал меньшее влияние на экономику этой страны, чем на экономику Европы.

Однако для частных лиц эффект роста цен на сырьё в США оказался сильнее. Не в последнюю очередь это связано с тем, что из-за высоких налогов в Европе даже удвоение цен на нефть приводило лишь к умеренному росту цен на бензоколонках. Только нефтяные компании и небольшое число работников этой отрасли получали в США выгоду от роста цен на нефть.

Впрочем, высокие цены на сырьё – и особенно на нефть – создавали иллюзию богатства в США. В отличие от европейских стран Америка не чувствовала необходимости наращивать промышленный экспорт, чтобы сбалансировать внешнеторговые счета. США позволили своей промышленности стагнировать, а внешнеторговый баланс страны, тем временем, ухудшался. В результате, американские работники оказались зажаты с двух сторон.

Всё это произошло примерно в то же самое время, когда стало набирать обороты Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА). По данным большинства исследований, чистые потери рабочих мест из-за НАФТА были ограниченными, но из-за совпадения во времени двух явлений возникло стойкое впечатление, будто соглашения о свободной торговле – и глобализация в целом – невыгодны для американских трудящихся.

В 2008 году разразился мировой финансовый кризис, и рухнули цены на рынке жилья, которые поддерживали в американцах ощущение собственного богатства. В результате, на их плечи лёг реальный вес экономической ситуации в стране. Тут  же открылись двери для различных демагогов, таких как республиканский кандидат в президенты Дональд Трамп, которые получают поддержку, обещая процветание с помощью протекционистских мер.

Fake news or real views Learn More

Не понимая реальных причин экстраординарного роста мировой торговли в последние десятилетия, политические элиты стали придавать слишком большое значение глобализации. Если посмотреть в пропасть между их обещаниями – прямыми и косвенными – и реальным жизненным опытом многих людей, тогда нынешняя атака на свободную, открытую торговлю никому не покажется неожиданной.

Но есть и хорошие новости. Если спад объёмов торговли вызван снижением цен на сырьё, это пойдёт на пользу работникам в развитых странах. И возможно, этого будет достаточно, чтобы спрос на излишние новые торговые барьеры ослаб.