4

Чего хочет добиться Иран в 2014 году?

ТЕГЕРАН. В период президентской избирательной кампании в Иране я обещал сбалансировать реальность и сохранение идеалов Исламской Республики – и я получил поддержку избирателей Ирана с большим преимуществом. В соответствии с полученным мандатом большинства, я следовал принципам умеренности и здравого смысла, что и является основным в проводимой мною государственной политике. Благодаря этим обязательствам удалось достичь подписания предварительного международного соглашения по ядерной программе Ирана в Женеве в ноябре. Это соглашение будет определять наши политические решения в 2014 году.

Говоря о внешней политике, моё правительство будет избегать крайних точек зрения. Мы хотим создать эффективные и конструктивные дипломатические отношения с акцентом на создание взаимного доверия с нашими странами-соседями и другими региональными и международными структурами, что даст возможность направить нашу внешнюю политику на развитие внутренней экономики. В связи с этим мы будем работать над исключением напряженности в международных отношениях и укреплением наших связей как с традиционными, так и с новыми партнерами. Безусловно, это потребует достижения консенсуса внутри страны и четкого определения целей – и эти процессы уже начаты.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Наряду с деятельностью по прекращению конфронтации и антагонизма, мы будем активно преследовать наши основные государственные интересы. Вместе с тем, принимая во внимание растущую взаимозависимость и взаимосвязь современного мира, эти непростые задачи могут быть решены только при прямом взаимодействии и сотрудничестве между государствами. Ни одна страна – включая крупные державы – не может самостоятельно решить стоящие перед ней проблемы.

Более того, быстрый «опережающий рост» стран с развивающейся и переходной экономикой показывает, что их объединённая экономика вскоре превзойдет экономику развитых стран. Вероятно, что страны с развивающейся и переходной экономикой к 2030 году будут создавать около 60% мирового ВВП, от уровня в 40% в 2000 году, что даст им возможность играть значительно большую роль на мировой арене.

Во время этого переходного периода Иран может повысить свою роль в мире. Выборы этого года, в которых приняли участие около 75% имеющих право избирателей, говорят о том, что наша религиозная демократия достигла высокого уровня развития. Древняя культура и цивилизация, преемственность в государстве на протяжении длительного времени, геополитическое положение, социальная стабильность в атмосфере происходящих вокруг региональных волнений и высокообразованная молодежь дают право Ирану с уверенностью смотреть в будущее и стремиться взять на себя глобальную роль, которую заслуживает наш народ – роль, которую никто не может игнорировать.

Мы также рассматриваем возможности перестроить и улучшить наши двусторонние и многосторонние отношения со странами Европы и Северной Америки на основе взаимного уважения. Для этого необходимо снизить напряженность во взаимоотношениях и обеспечить всесторонние контакты, включая экономические связи.

Мы можем начать эту работу, избегая создания новых сложностей в отношениях между Ираном и США и в то же самое время стараясь устранить унаследованную напряженность, которая продолжает портить отношения между нашими странами. Хотя мы и не сможем убрать недоверие и подозрительность иранцев относительно правительств США, бытовавшие последние 60 лет, мы должны сосредоточиться на сегодняшнем дне и думать о будущем. Это означает, что мы должны быть выше мелочной политики и не следовать требованиям лоббирующих групп в наших странах.

По нашему мнению, сотрудничество в вопросах, представляющих взаимный интерес, и деловых отношениях приведет также и к снижению напряженности в нашем регионе. Это означает необходимость противодействия тем группам в США и нашем регионе, которые пытаются отвлечь международное внимание проблемами, в которых они заинтересованы, и препятствовать Ирану в улучшении его регионального статуса. Ухудшая перспективы заключения постоянно обсуждаемого соглашения по ядерной программе, такая политика увеличивает вероятность продолжения отчужденности в отношениях Ирана с США.

Наш регион сегодня более, чем когда-либо раньше, охвачен проблемами сектантства, групповой враждебностью и является потенциальной почвой для роста экстремизма и терроризма. В то же время, недавнее применение химического оружия в Сирии запомнится народам нашего региона на долгие годы. Мы верим, что в сложившихся обстоятельствах призыв к сдержанности в нашем регионе может конструктивно и позитивно повлиять на развитие событий.

Без сомнения, беспорядки в ближайших странах отзываются на интересах многих региональных и мировых субъектов, и они должны слаженно действовать для обеспечения долгосрочной стабильности. Иран, ведущее государство в регионе, полностью готов работать в этом направлении, не жалея никаких усилий для достижения необходимых решений. Те силы, которые изображают Иран как угрозу и, таким образом, стараются подорвать доверие к нему в региональном и мировом масштабе, должны прекратить эту деятельность – в интересах мира и спокойствия в регионе и за его пределами.

Я серьёзно обеспокоен гуманитарной трагедией в Сирии и неимоверными страданиями, которые испытал сирийский народ за почти три последних года. Представляя народ, который пережил ужас применения химического оружия, моё правительство решительно осуждает применение этого оружия в Сирийском конфликте. Я также озабочен тем, что некоторые части территории Сирии стали благодатной почвой для распространения экстремисткой идеологии и сборными пунктами для террористов, что напоминает ситуацию на наших восточных границах в 1990-е годы. Это причина беспокойства также и многих других стран, и поиск прочного политического решения в Сирии требует сотрудничества и общих усилий.

Мы рады, что в 2013 году дипломатия одержала победу над угрозой военной интервенции в Сирии. Мы должны опираться на этот успех и понимать, что в Сирии крайне необходимы скоординированные региональные и международные действия. Мы готовы сотрудничать в создании мира и стабильности в Сирии путем серьёзных переговоров между региональными и вне-региональными сторонами. В этой работе нам необходимо предотвратить превращение переговоров в игру с нулевым результатом.

Это не менее важно и для ядерной программы Ирана, которая является предметом назойливого обсуждения в последние десятилетия. С начала 1990-х годов одно предсказание за другим о том, насколько близко подошел Иран к созданию атомной бомбы, оказывается беспочвенным. Все это время паникеры пытаются изобразить Иран угрозой Среднему Востоку и всему миру.

Мы все знаем, кто является главным агитатором и какие цели преследуются в назойливом поднимании этого вопроса. Мы также знаем, что это заявление меняется в зависимости от степени международного давления в отношении прекращения строительства поселений и окончания оккупации на палестинских территориях. Эти фальшивые тревоги продолжаются, несмотря на информацию разведывательных служб США о том, что Иран не принял решения о создании атомного оружия.

В действительности, мы обязались не вести работы по созданию и производству атомной бомбы. Как объявлено в фатве Верховного лидера аятоллы Али Хаменеи, мы твердо убеждены, что развитие, производство, хранение и использование ядерного оружия противоречит нормам Ислама. Мы даже никогда не обсуждали возможность приобретения ядерных вооружений, поскольку мы считаем, что такие виды оружия могут подорвать интересы нашей национальной безопасности; в результате, эти вооружения отсутствуют в доктрине безопасности Ирана. Даже мысль о том, что Иран может разработать ядерное оружие, наносит ущерб нашей безопасности и национальным интересам в целом.

Во время моей президентской кампании я обязался сделать все возможное, что будет в моей власти, по подписанию соглашения для разрешения тупиковой ситуации, сложившейся по нашей программе ядерной энергии. Для выполнения этого обязательства и получения выгод от возможности, которую открыли недавние выборы, мое правительство приняло решение использовать все возможности в поисках взаимоприемлемого постоянного решения. Выполняя промежуточное ноябрьское соглашение, мы готовы продолжить работу с группой 5+1 (пять постоянных членов Совета Безопасности ООН плюс Германия) и другими с целью обеспечения полной прозрачности нашей ядерной программы.

Возможность использования полученного нами ядерного топлива в мирных целях будет осуществляться в международно признанных рамках безопасности, и данная деятельность будет доступна для многостороннего мониторинга со стороны Международного агентства по ядерной энергии, как это и происходило в последние годы. Таким образом, международное сообщество может убедиться в исключительно мирном содержании нашей ядерной программы. Мы никогда не отказывались от нашего права получить выгоду от ядерной энергии; но мы готовы работать в отношении устранения любой неопределенности и ответить на любой разумный вопрос по нашей программе.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Продолжение давления, политики выкручивания рук, запугивания и применения мер по прекращению доступа Ирана к большому перечню необходимого – от медицинских технологий и до продовольствия – может только отравить атмосферу и подорвать условия достижения прогресса.

Как мы показали в 2013 году, Иран полностью подготовлен к серьёзным контактам с международным сообществом и проведению добросовестных переговоров с нашими собеседниками. Мы надеемся, что наши коллеги также готовы использовать создавшиеся возможности.