0

Горькая правда о птичьем гриппе

Проблемы, связанные с возможностью пандемии разновидности вируса птичьего гриппа H5N1 чрезвычайно сложны и связаны с медициной, эпидемиологией, вирусологией и даже с политикой и этикой. Более того, совершенно неизвестно когда именно вирус H5N1, который на данный момент отмечен только у птиц, может мутировать в форму, передающуюся между людьми, и насколько она может быть инфекционной и смертоносной.

Поэтому вовсе не удивительно, что комментарии о птичьем гриппе часто не попадают в цель. Например, в передовой статье недавнего номера газеты «Нью-Йорк Таймс», осуждается индивидуалистический подход богатых стран к возможной пандемии вируса H5N1, т.к.: «чтобы остановить пандемию или хотя бы выиграть время для противодействия ей, следует, в первую очередь, улучшить наблюдение за вирусом и качество медицинских услуг в странах восточной Африки и Азии, где пандемия, возможно, и начнётся».

Действительно, улучшение мер наблюдения необходимо для своевременного предупреждения об обнаружении вируса птичьего гриппа H5N1, передающегося между людьми. Это позволило бы странам всего мира немедленно начать проведение разнообразных программ здравоохранения, включая производство больших количеств вакцины против данного вируса. Однако о масштабных мероприятиях по «повышению уровня здравоохранения в беднейших странах мира» легче говорить на страницах газеты, чем воплотить их в жизнь.

Интенсивное животноводство, из-за которого миллиарды домашних птиц и свиней находятся в непосредственной близости от человека, в сочетании с антисанитарными условиями, бедностью и абсолютно неэффективной системой здравоохранения, дают право с достаточной степенью уверенности сказать, что пандемию навряд ли удастся предотвратить или не дать ей выйти за пределы района возникновения. Здесь заслуживает внимания тот факт, что при попытке вакцинировать 14 миллиардов куриц Китай встретился со следующими проблемами: возможностью подделки вакцин и отсутствием защитной одежды у медиков, которые могли бы распространять заболевание, перенося фекалии на обуви от одной фермы к другой.

Теоретически существует возможность сдерживания пандемии птичьего гриппа в районах его первоначального возникновения с помощью проведения «круговой профилактики», т.е. принудительного применения лекарств и карантинного режима с целью изолировать сравнительно небольшие вспышки вируса H5N1, передающегося между людьми. По словам Дональда С. Бурка, вирусолога из Университета им. Джона Хопкинса, - «Существует вероятность обнаружить вирус, передающийся между людьми, на ранней стадии (т.е. не более 100 случаев) и задействовать международные ресурсы, такие как резерв противовирусных лекарств ВОЗ, для быстрого подавления его распространения. Данная стратегия «нанесения точечных ударов» выгодна с экономической точки зрения и не потребует больших капиталовложений».

Однако любая стратегия может быть выгодна экономически, только если она осуществима. Круговая профилактика может быть эффективной в Миннеаполисе, Торонто или Цюрихе, но вероятность её успешности в тех, регионах планеты, где начнётся пандемия птичьего гриппа, близка к нулю. В таких странах как Вьетнам, Индонезия и Китай, где может начаться пандемия данного вируса, не хватает профессионалов, согласованности действий, дисциплины, неразвита инфраструктура.

Вспомним, например, действия Турции после обнаружения 50 случаев возможного заражения птичьим гриппом на востоке страны. Предупреждение об увеличении зарегистрированных случаев смерти домашних птиц поступило в правительство от официальных лиц данного региона ещё 16 декабря, но расследование началось лишь 12 дней спустя. Когда на прошлой неделе в Турции появились первые смертельные жертвы птичьего гриппа среди людей (14-тилетний мальчик и родные брат и сестра), представитель правительства стал критиковать врачей, за то что, упоминая данную болезнь, они «наносят урон репутации Турции». Это напоминает о первоначальной реакции Китая на атипичную пневмонию в 2003 году.

На данный момент доказано, что все случаи заражения людей вирусом H5N1 произошли от домашней птицы. Но ситуация в Турции наводит на мысль, что именно так может выглядеть вспышка пандемии среди людей на начальной стадии: быстрое распространение подтверждённых случаев заражения (и летальных исходов) от района возникновения к соседним деревням и городам. Возможно заражение большого числа работников и пациентов тех больниц, где находились заражённые люди, а вскоре кто-нибудь (может быть, даже переносчик вируса, который сам еще не болен) перенесёт его в Анкару, Стамбул, Тбилиси, Дамаск, Багдад, а затем и далее.

Лекарства от птичьего гриппа «Тамифлю» и «Реленца» очень дорогие и на всех их не хватит. Практика гуманитарной помощи лекарствами бедным странам в целях проведения круговой профилактики показывает, что зачастую они распределяются не соответствующим образов: например, уменьшается количество дозы, что приводит к увеличению сопротивляемости вируса и может только усилить развитие пандемии. Также часто данные лекарства продаются на чёрном рынке в целях обогащения коррумпированных чиновников.

Политически некорректная, но рациональная стратегия заключается в развитии богатыми странами наблюдения за вирусом в бедных регионах мира. Богатые страны будут предупреждены заблаговременно о наличии вируса H5N1, передающегося между людьми, и смогут сосредоточить большие объёмы средств на финансирование параллельных, низко- и высокотехнологичных подходов, производство лекарств и на других мерах по здравоохранению. Это, в первую очередь, принесёт пользу им самим.

Если бы пандемия началась сравнительно скоро, скажем, через год-два, мало что можно было бы сделать для ослабления последствий первой волны инфекции. Но если мы будем готовы начать программу по производству вакцины, то вторую волну, возможно, удастся сдержать.

Пандемия птичьего гриппа заставит нас принимать сложные решения на различных уровнях, касающиеся не только установления очерёдности медицинской помощи пациентам посредством недостающих лекарств, вакцин и вентиляторов, но и более широких общественных проблем, касающихся наиболее эффективного распределения ресурсов в мире возможностей.