Pro-Brexit demonstrators Jack Taylor/Getty Images

Луч надежды длaя жесткого Брексита

ЛОНДОН – Легко забыть, что оборона и безопасность – это не одно и то же. Оборона – это средство, к которому страны вынуждены прибегать, когда нарушается их безопасность. А в мирное время страны тратят деньги на оборону именно потому, что боятся за свою безопасность.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

Начиная с 2014 года для Великобритании и Евросоюза ситуация с безопасностью резко ухудшилась. В марте этого года Россия вторглась в Украину и аннексировала Крым. Впервые со времен второй мировой войны крупная европейская держава прибегла к перекройке собственных границ силой оружия.

В 1994 году Россия согласилась защищать территориальную целостность Украины в обмен на передачу Украиной ядерного оружия, которое оно унаследовало от Советского Союза. Но Россия не остановилась на Крыме; с того времени она ведет вялотекущую нетрадиционную войну против Украины в ее восточном регионе, Донбассе.

И Украина в этом отношении не одинока. Россия отправила корабли и военные самолеты для создания угрозы с побережья другим западным странам, похитила эстонского офицера разведки на территории НАТО и проводит постоянное наращивание военного потенциала в Восточной Европе, в Арктике и в других местах.

Несмотря на ухудшение ситуации с безопасностью, Великобритания незначительным большинством проголосовала в июне 2016 года за выход из ЕС – решение, которое может необратимо испортить отношения страны с ее европейскими партнерами по НАТО. Еще хуже то, что в ноябре 2016 года президентом Соединенных Штатов был избран Дональд Трамп, который уже давно восхищается президентом России Владимиром Путиным.

Хотя Трамп с презрением отзывался о НАТО во время кампании в 2016 году, генералы, которых он назначил на высшие должности, похоже, поставили его на место. Тем не менее, он всегда может передумать. Республиканская партия переживает глубокий внутренний раскол, который может закончиться победой его популистского крыла, возглавляемого человеком Трампа – националистом и ярым противником ЕС Стивеном Бэнноном.

Если Бэннону удастся преобразовать Республиканскую партию в соответствии с его националистическими взглядами и если республиканцы сохранят или вернут себе власть в будущем, на обязательства США в отношении безопасности в Европе полагаться больше будет нельзя. Непрекращающиеся атаки России на западные политические системы или даже прямое военное вторжение в Европу могут остаться без ответа со стороны США.

Без твердой поддержки со стороны США политически расколотый ЕС будет все более беззащитен перед политическим господством России. В то же время политически сплоченный ЕС стал бы оплотом стабильности, простирающейся от Ла-Манша до украинского Днепра. Таким образом, в отсутствие руководящей роли США стабильный и безопасный ЕС может стать самой важной опорой стратегии безопасности Великобритании после Брексита.

Но стабильность ЕС далеко не гарантирована, потому что гладкий и безболезненный Брексит может соблазнить другие государства-члены также выйти из блока. Некоторые утверждают, что этот результат маловероятен, поскольку для стран еврозоны сделать это практически невозможно. Если бы какая-нибудь страна еврозоны хоть заикнулась о возможности отказа от евро и выхода из ЕС, то последовавший в результате отток капитала разрушил бы ее экономику. Согласно этой точке зрения, тот факт, что две трети стран-членов ЕС входят в зону евро, уже достаточен для предотвращения развала ЕС.

Если бы это было так... На самом деле несколько значимых членов ЕС не перешли на евро, в том числе Польша, Чехия, Дания, Румыния и Швеция. Более того, при благоприятных обстоятельствах страны еврозоны с профицитом текущего счета – например, Германия, Нидерланды, Испания и Австрия – могли бы, вероятно, отказаться от евро без катастрофического ущерба для себя. И не стоит забывать, что электорат западных стран продемонстрировал уникальную способность вредить самому себе. Вспомните не только Брексит и избрание Трампа, но и экономическую «русскую рулетку» каталонских сепаратистов в последние полтора месяца.

Как бы то ни было, Великобритания, видимо, по-прежнему политически неспособна совершенно отказаться от Брексита, хотя это будет наилучшим выходом для всех участников. Но между вариантами «мягкого» и «жесткого» Брексита – при котором Англия покинет единый рынок ЕС и таможенный союз – у последнего, возможно, есть по меньшей мере одно преимущество. А именно, он не приведет к дальнейшему подрыву европейской стабильности, которая является важнейшим достоянием Великобритании в области безопасности.

Разумеется, в результате «жесткого» Брексита Великобритания понесет большие экономические потери. Промышленные цепочки поставок будут нарушены, строительная индустрия потеряет работников из ЕС, лондонский Сити утратит международное значение, фунт будет продолжать обесцениваться, а государственный сектор, особенно Национальная служба здравоохранения, изрядно отощает. ЕС тоже понесет потери, хотя и намного меньшие в масштабе его общей экономики.

Несмотря на издержки, «жесткий» Брексит, как минимум, отвратит других членов ЕС от желания последовать примеру Великобритании, тем самым укрепляя европейскую стабильность и помогая Британии поддерживать свою национальную безопасность, что может оказаться самым важным фактором в долгосрочной перспективе. Такой результат был бы по меньшей мере иронией судьбы. Но еще большей иронией является тот факт, что настаивают на этом те самые сторонники Брексита, желающие краха ЕС. Они убеждены, что их мечта о флибустьерской, глобальной Британии может быть реализована только при полном разрыве с Европой. Возможно, скоро они узнают, правы ли они.

http://prosyn.org/SVNyHtf/ru;

Handpicked to read next

  1. Patrick Kovarik/Getty Images

    The Summit of Climate Hopes

    Presidents, prime ministers, and policymakers gather in Paris today for the One Planet Summit. But with no senior US representative attending, is the 2015 Paris climate agreement still viable?

  2. Trump greets his supporters The Washington Post/Getty Images

    Populist Plutocracy and the Future of America

    • In the first year of his presidency, Donald Trump has consistently sold out the blue-collar, socially conservative whites who brought him to power, while pursuing policies to enrich his fellow plutocrats. 

    • Sooner or later, Trump's core supporters will wake up to this fact, so it is worth asking how far he might go to keep them on his side.
  3. Agents are bidding on at the auction of Leonardo da Vinci's 'Salvator Mundi' Eduardo Munoz Alvarez/Getty Images

    The Man Who Didn’t Save the World

    A Saudi prince has been revealed to be the buyer of Leonardo da Vinci's "Salvator Mundi," for which he spent $450.3 million. Had he given the money to the poor, as the subject of the painting instructed another rich man, he could have restored eyesight to nine million people, or enabled 13 million families to grow 50% more food.

  4.  An inside view of the 'AknRobotics' Anadolu Agency/Getty Images

    Two Myths About Automation

    While many people believe that technological progress and job destruction are accelerating dramatically, there is no evidence of either trend. In reality, total factor productivity, the best summary measure of the pace of technical change, has been stagnating since 2005 in the US and across the advanced-country world.

  5. A student shows a combo pictures of three dictators, Austrian born Hitler, Castro and Stalin with Viktor Orban Attila Kisbenedek/Getty Images

    The Hungarian Government’s Failed Campaign of Lies

    The Hungarian government has released the results of its "national consultation" on what it calls the "Soros Plan" to flood the country with Muslim migrants and refugees. But no such plan exists, only a taxpayer-funded propaganda campaign to help a corrupt administration deflect attention from its failure to fulfill Hungarians’ aspirations.

  6. Project Syndicate

    DEBATE: Should the Eurozone Impose Fiscal Union?

    French President Emmanuel Macron wants European leaders to appoint a eurozone finance minister as a way to ensure the single currency's long-term viability. But would it work, and, more fundamentally, is it necessary?

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now