Fatah's Azzam al-Ahmad and Saleh al-Aruri of Hamas sign a reconciliation deal Khaled Desouki/Getty Images

Возродит ли Палестинское примирение решение о двух государствах?

РАМАЛЛАХ – Когда представители двух крупнейших палестинских фракций, ФАТХ и ХАМАС, 12 октября в Каире подписали новое соглашение о примирении, основное внимание было обращено не на тех, кто фактически подписывал соглашение, к члену Центрального комитета ФАТХ Аззам аль-Ахмаду и заместителю главы Политбюро Хамаса Салех аль-Арури. Напротив, все взгляды были прикованы к человеку, стоящему позади них: Халеду Фаузи, главе Главного разведывательного управления Египта.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

Церемония, состоявшаяся в штаб-квартире разведывательного управления, была полностью организована египетской стороной, которая рассматривает примирение как шаг к достижению гораздо более крупной цели. Как было отмечено во вступительной части соглашения, это обусловлено “настойчивостью” Президента Египта Абдель Фаттах эль-Сиси о прекращении разногласий между палестинцами, “с целью создания независимого государства”, в пределах границ существовавших до 1967 года.

Лидерство Египта в этом процессе поднимет положение страны в Арабском мире, укрепив его позиции регионального тяжеловеса. Соглашение о примирении между ХАМАСом и ФАТХ уже проделало определенный путь к достижению этого, обеспечивая при этом столь необходимый моральный импульс для правительства Сиси.

Хорошая новость для Египта заключается в том, что Палестинцы продемонстрировали новую готовность не только к примирению, но и к проведению сложного переговорного процесса с Израилем и его основным стратегическим союзником – Соединенными Штатами. Это возрождение Палестинской национальной политики во многом отражает недавний сдвиг в позиции ХАМАС, которому предшествовали годы испытаний для Суннитской Исламистской организации.

Проблемы для ХАМАС начались, когда оно предпочло поддержку не той стороны, что в Сирии, что в Египте. Режим сирийского диктатора Башара аль-Асада взял верх над поддерживаемыми ХАМАСом исламскими повстанцами в Дамаске, а Мусульманское правительство братьев-мусульман в Египте, во главе с Мохамедом Морси, которое поддерживало ХАМАС, пало через год. Затем, Саудовская Аравия, Египет, Объединенные Арабские Эмираты и Бахрейн разорвали дипломатические отношения с Катаром, в результате чего ХАМАС потеряло финансовую и политическую поддержку со стороны Катара и Ирана.

С малочисленными друзьями и еще меньшим количеством спонсоров в регионе, у ХАМАС не было другого выбора, как вернуться к своим собратьям Палестинцам. Группа быстро и безоговорочно приняла три требования Президента Махмуда Аббаса: распустить возглавляемый ХАМАСОМ административный комитет, чтобы позволить Палестинскому правительству в Рамаллахе возобновить свою роль в Газе и разрешить проведение президентских и парламентских выборов в Газе и на Западном берегу.

Примирение между палестинцами, безусловно, откроет путь к миру, не в последнюю очередь потому что новые выборы предоставят необходимую легитимность тем, кому поручено вести переговоры с Израилем. Но настоящая работа - для Египта и палестинцев – впереди.

Чтобы достичь независимого Палестинского государства в пределах границ существовавших до 1967 года, оба участника должны будут работать как с США, под руководством Президента Дональда Трампа, так и Израилем, под Премьер-министром Биньямином Нетаньяху. И, на этом фронте, уровень ожиданий невысок.

Трамп утверждает, что он совершит “главную сделку” по урегулированию Израильско-Палестинского конфликта. Но Трамп и Нетаньяху, подпитывающие агрессивность друг друга, по-прежнему не желают принять то, что остальная часть мира рассматривает как основную предпосылку любой хорошей сделки: решение о двух государствах. А стареющий Аббас вряд ли согласится принять какую-либо невыгодную сделку, которую предлагает явно про-израильская администрация Трампа.

Даже этот бесполезный сценарий может быть оптимистичным, поскольку он предполагает, что переговоры сдвинутся с мертвой точки – непосильное дело, если Израиль продолжит незаконное строительство поселений на оккупированных Палестинских территориях. Такие мероприятия не просто неприемлемы; они нарушают резолюцию 2334 Совета Безопасности Организации Объединенных Наций, принятую почти единогласно в прошлом году (США, тогда возглавляемые Бараком Обамой, воздержались). Эта резолюция содержит требование, что “Израиль немедленно и полностью прекратит всякую поселенческую деятельность на оккупированной Палестинской территории, включая Восточный Иерусалим”, – деятельность, которая представляет собой “вопиющее нарушение международного права”.

Любое соглашение между Израильтянами и Палестинцами потребует глубоких уступок с обеих сторон – уступок, на которые лидеры обеих сторон должны будут убедить своё общество. Зять и советник Трампа Джаред Кушнер, которому было поручено урегулировать конфликт, и главный переговорщик администрации Трампа по этому вопросу, Джейсон Гринблатт, похоже, это осознают. Египет безусловно тоже, ясно давая понять, что разделенное Палестинское руководство без общественного мандата, как и то, что будет принято новыми выборами, будет неспособно проводить серьезные переговоры или получить поддержку любого возможного соглашения.

Вопрос в том, готовы ли Израильтяне пойти на такие уступки, согласившись либо с решением о двух государствах, либо с системой подлинного и заслуживающего доверия разделения власти в рамках одного государства. Если нет, недавнее палестинское примирение, пусть и положительное, не будет означать начало конца Израильско-Палестинского конфликта. Это будет всего лишь начало новой главы в борьбе за свободу Палестинцев.

http://prosyn.org/IjzVPxM/ru;

Handpicked to read next

  1. Chris J Ratcliffe/Getty Images

    The Brexit Surrender

    European Union leaders meeting in Brussels have given the go-ahead to talks with Britain on post-Brexit trade relations. But, as European Council President Donald Tusk has said, the most difficult challenge – forging a workable deal that secures broad political support on both sides – still lies ahead.

  2. The Great US Tax Debate

    ROBERT J. BARRO vs. JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS on the impact of the GOP tax  overhaul.


    • Congressional Republicans are finalizing a tax-reform package that will reshape the business environment by lowering the corporate-tax rate and overhauling deductions. 

    • But will the plan's far-reaching changes provide the boost to investment and growth that its backers promise?


    ROBERT J. BARRO | How US Corporate Tax Reform Will Boost Growth

    JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS | Robert Barro's Tax Reform Advocacy: A Response

  3. Murdoch's Last Stand?

    Rupert Murdoch’s sale of 21st Century Fox’s entertainment assets to Disney for $66 billion may mark the end of the media mogul’s career, which will long be remembered for its corrosive effect on democratic discourse on both sides of the Atlantic. 

    From enabling the rise of Donald Trump to hacking the telephone of a murdered British schoolgirl, Murdoch’s media empire has staked its success on stoking populist rage.

  4. Bank of England Leon Neal/Getty Images

    The Dangerous Delusion of Price Stability

    Since the hyperinflation of the 1970s, which central banks were right to combat by whatever means necessary, maintaining positive but low inflation has become a monetary-policy obsession. But, because the world economy has changed dramatically since then, central bankers have started to miss the monetary-policy forest for the trees.

  5. Harvard’s Jeffrey Frankel Measures the GOP’s Tax Plan

    Jeffrey Frankel, a professor at Harvard University’s Kennedy School of Government and a former member of President Bill Clinton’s Council of Economic Advisers, outlines the five criteria he uses to judge the efficacy of tax reform efforts. And in his view, the US Republicans’ most recent offering fails miserably.

  6. A box containing viles of human embryonic Stem Cell cultures Sandy Huffaker/Getty Images

    The Holy Grail of Genetic Engineering

    CRISPR-Cas – a gene-editing technique that is far more precise and efficient than any that has come before it – is poised to change the world. But ensuring that those changes are positive – helping to fight tumors and mosquito-borne illnesses, for example – will require scientists to apply the utmost caution.

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now