Экономический рост в буддистской экономике

НЬЮ-ЙОРК. Я только что вернулся из Бутана, гималайского королевства, не имеющего себе равных по природной красоте, по культурному богатству и способности побудить человека к самоанализу. Из-за самобытности королевства сейчас возник ряд экономических и социальных вопросов, которые вызывают интерес во всем мире.

Бутанская суровая местность способствовала созданию выносливого населения фермеров и скотоводов и помогла возникнуть сильной буддистской культуре, тесно связанной исторически с Тибетом. Плотность населения невелика – примерно 700 000 человек живет на территории размером с Францию – с сельскохозяйственными коммунами, расположенными в глубоких долинах и несколькими пастухами в высоких горах. Каждая долина охраняется дзонгом (крепостью), которая включает монастыри и храмы, которым уже много столетий и которые представляют собой мастерскую комбинацию сложной архитектуры и изящного искусства.

Бутанская экономика, основу которой составляет сельское хозяйство и все, связанное с монашеской жизнью, оставалась независимой, бедной и изолированной за исключением последних несколько десятилетий, когда выдающиеся монархи стали последовательно направлять страну по пути технологической модернизации (дороги, электричество, современное здравоохранение и образование), международной торговли (особенно с соседней Индией) и политической демократии. Что невероятно, так это та внимательность, с которой Бутан подходит к процессу перемен, и то, как буддистское мышление влияет на эту внимательность. Бутан задает себе вопросы, которые должен задать каждый: как можно скомбинировать экономическую модернизацию с приверженностью культуре и социальным благосостоянием?

To continue reading, please log in or enter your email address.

Registration is quick and easy and requires only your email address. If you already have an account with us, please log in. Or subscribe now for unlimited access.

required

Log in

http://prosyn.org/UIPDwfo/ru;