8

Как возродить вчерашнюю надежду

ВАШИНГТОН – 2015 год был трудным. Он был отмечен снижающимися прогнозами роста экономики, ужасающими терактами, массовыми перемещениями беженцев, а также серьёзными политическими вызовами на фоне растущего популизма во многих странах. В частности, на Ближнем Востоке продолжался рост хаоса и насилия, ведущих к разрушительным последствиям. Всё это стало печальным поворотным моментом для, конечно, не идеального, но полного больших надежд мира, каким он был всего лишь несколько десятилетий назад.

В автобиографической книге «Вчерашний мир» Стефан Цвейг описал схожую по своей радикальности перемену. Цвейг родился в Вене в 1881 году и провел молодость в оптимистичном, цивилизованном и толерантном окружении. Затем, начиная с 1914 года, он стал свидетелем скатывания Европы в Первую мировую войну, за которой последовали революционные конвульсии, Великая депрессия, расцвет сталинизма, и, наконец, варварство нацизма и начало Второй мировой. Опустошённый Цвейг покончил жизнь самоубийством в эмиграции в 1942 году.

Можно предположить, что Цвейгу понравились бы созданные после Второй мировой войны Организация Объединённых Наций и Бреттон-Вудская система, не говоря уже о дальнейших десятилетиях реконструкции и примирения. Он мог бы стать свидетелем сотрудничества и прогресса, которыми была отмечена послевоенная эра. Возможно, он бы расценивал тогда период 1941-1945 годов как кошмарное, но не бесконечное отклонение на марше мира к миру и процветанию.

Конечно, вторая половина XX-го столетия была далеко не идеальной. До 1990 года мир на планете гарантировала, главным образом, угроза взаимного ядерного уничтожения. Имели место локальные конфликты, например, в Корее, Вьетнаме, странах Африки и Ближнего Востока. И хотя около ста развивающихся стран получили независимость, этот процесс не всегда был мирным.