Paul Lachine

Хорошая политика для великих стран

НЬЮ-ЙОРК. Мы сейчас находимся в затянувшемся периоде международных преобразований, преобразований, которые начались более двух десятилетий назад с окончанием холодной войны. Эра стратегического соперничества между Соединенными Штатами и Советским Союзом сменилась на ситуацию, когда США стали обладать бόльшим влиянием, чем какая-либо другая страна, и пользоваться беспрецедентным влиянием.

Этот американский однополярный период сменился на мир, который лучше было бы описать как неполярный, в котором власть распределена между примерно 200 станами и десятками тысяч негосударственных действующих образований, от Аль-Каиды до Аль-Джазиры и от банка «Голдман Сакс» до Организации Объединенных Наций.

Но что отличает исторические эры друг от друга, так это не столько распределение власти, сколько степень порядка между государствами и внутри них. Порядок никогда не возникает просто так; это результат осознанных усилий самых могущественных мировых субъектов.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

http://prosyn.org/uCSdgzd/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.