Paul Lachine

Хорошая политика для великих стран

НЬЮ-ЙОРК. Мы сейчас находимся в затянувшемся периоде международных преобразований, преобразований, которые начались более двух десятилетий назад с окончанием холодной войны. Эра стратегического соперничества между Соединенными Штатами и Советским Союзом сменилась на ситуацию, когда США стали обладать бόльшим влиянием, чем какая-либо другая страна, и пользоваться беспрецедентным влиянием.

Этот американский однополярный период сменился на мир, который лучше было бы описать как неполярный, в котором власть распределена между примерно 200 станами и десятками тысяч негосударственных действующих образований, от Аль-Каиды до Аль-Джазиры и от банка «Голдман Сакс» до Организации Объединенных Наций.

Но что отличает исторические эры друг от друга, так это не столько распределение власти, сколько степень порядка между государствами и внутри них. Порядок никогда не возникает просто так; это результат осознанных усилий самых могущественных мировых субъектов.

To continue reading, please log in or enter your email address.

To read this article from our archive, please log in or register now. After entering your email, you'll have access to two free articles from our archive every month. For unlimited access to Project Syndicate, subscribe now.

required

By proceeding, you agree to our Terms of Service and Privacy Policy, which describes the personal data we collect and how we use it.

Log in

http://prosyn.org/uCSdgzd/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.