0

Хорошее руководство начинается с собственного дома

Печальная история с Вольфовицем, кажется, все-таки приближается к концу. Трудно поверить, что он надолго останется во главе Всемирного банка, и пора более основательно задуматься о будущем этого учреждения. С самого начала я критически относился к тому, как был выбран этот человек, поскольку я давно был против «традиционного» соглашения между США и Европой, согласно которому Соединенные Штаты всегда назначают главу Всемирного банка, а Европа – главу МВФ. Это негласное соглашение восходит к основанию Бреттонвудских учреждений в то время, когда еще жив был колониализм, в двадцать первом же столетии в нем нет никакого смысла.

Сообщают, будто европейские лидеры говорили США, что, если те заставят Вольфовица быстро и тихо уйти, им будет позволено выбрать его преемника. Легко понять, почему США и Европа хотят вести дела так, как заведено, но такая сделка была бы равносильна упущенной возможности. Я не могу представить себе лучшего способа восстановить доверие к этим двум почтенным учреждениям, чем наконец приоткрыть завесу над тем, как выбирают их президентов.

Один из уроков фиаско Вольфовица состоит в том, что мнение акционеров и сотрудников о руководстве банка все-таки имеет значение. Мир предвзято относился к этому человеку с самого начала из-за того, что он был замешан в иракской войне. Но люди были согласны дать ему шанс. Кое-кто говорил, что, возможно, он станет вторым Робертом Макнамарой, министром обороны США, при участии которого США оказались запятнаны войной во Вьетнаме и который искупил вину своей службой на благо Всемирного банка.

Вначале для надежды были причины. Вольфовиц убежденно отстаивал списание долгов и прекращение субсидирования сельского хозяйства. Но вместе с тем он нанимал на работу старых друзей и политических союзников – многие из которых не имели опыта в работе по развитию – и самоизолировался от своих сотрудников, вызывая отчуждение у тех самых людей, в чьей поддержке он нуждался. Как мы поняли на примере дела Ларри Саммерса в Гарварде, отношения внутри учреждений (а не только со спонсорами и инвесторами) имеют значение. В этом смысле Вольфовиц, – хотя все, кто его знают, называют его умным и приятным человеком, – нисколько о себе не позаботился.