47

Как вернуть веру в глобализацию

МЮНХЕН – Я должен признаться, как на исповеди, что твёрдо верю в пользу глобализации. На мой взгляд, постепенный рост взаимосвязей между регионами, странами и народами является самим глубоким позитивным явлением нашего времени.

Однако президентом США сейчас стал популист, который вёл предвыборную кампанию на платформе радикального экономического национализма и протекционизма. А во многих странах в общественной дискуссии доминируют разговоры о так называемых «проигравших» от глобализации, а также ощущение необходимости новой политики с целью остановить рост популистского недовольства.

Когда я родился, население мира равнялось 2,5 миллиардам. Я хорошо помню то время, когда многие опасались наступления массового голода, резкого увеличения разрыва между богатыми и бедными, а также всеобщего неизбежного краха.

Сейчас мы живём в мире с населением 7,5 миллиардов человек. Однако доля людей, живущих в абсолютной бедности, быстро снижается, а разрыв между богатыми и бедными странами постепенно уменьшается. Средняя продолжительность жизни в мире выросла с 48 лет до 71 года (хотя разница между отдельными странами по-прежнему существенна); совокупный подушевой доход увеличился на 500%.

Оглядываясь на последние 25 лет, можно утверждать, что это была лучшая четверть века в истории человечества. С 1990 года доля людей, живущих в экстремальной нищете в развивающихся странах, сократилась с 47% до 14%, а уровень детской смертности – критически важный показатель – снизился вдвое. Мир никогда не видел ранее ничего подобного.

Столь же позитивную картину демонстрируют и другие индикаторы. На полях сражений умирает меньше людей, чем в любой другой исторический период, данные о которых у нас имеются. И ещё буквально несколько лет назад доля людей, живущих в странах с более или менее представительной формой государственного управления, неуклонно увеличивалась.

Этот поразительный прогресс частично объясняется достижениями науки и техники. Но, по крайней мере, в равной степени он обязан расширению экономического взаимодействия в виде международной торговли и инвестиций, а также доминирующему либеральному порядку, благодаря которому стало возможным подобное позитивное развитие событий. Если говорить кратко, глобализация была самой важной движущей силой этих десятилетий прогресса.

В наши дни международную торговлю часто ошибочно винят в закрытии заводов и исчезновении рабочих мест в ра��витых странах. Но в реальности исчезновение старой промышленности вызвано, в первую очередь, новыми технологиями, которые повышают производительность и увеличивают богатство наших обществ. Рост неравенства, реальный или воображаемый, также в гораздо большей степени связан с развитием технологий, а не торговли.

Да, сегодня стало не так много фермеров как в предыдущие десятилетия или даже столетия; закрылись текстильные фабрики Ланкашира, сталелитейные заводы Питтсбурга, угольные шахты Дуйсбурга; в бескрайних лесах на севере Швеции сейчас работает намного меньше людей. Детей тех, кто работал в этих отраслях, сейчас, как правило, манят огни быстро растущих городов, где они занимают рабочие места, которые всего лишь несколько десятилетий назад невозможно было даже вообразить.

До глобализации жизнь большинства людей в мире была бедной, брутальной и короткой. Тем не менее, современные антиглобалисты превратили ностальгию в свой девиз. Они хотят сделать Америку «снова великой» (а также Россию, ислам и так далее). Каждый из них готов выступить против остальных, но все вместе они выступают против глобализации.

Экономическая ситуация, конечно, была не очень благоприятной в первые годы после финансового кризиса 2008 года, но сейчас уровень занятости и темпы экономического роста восстанавливаются практически везде. Реальный (с поправкой на инфляцию) ВВП в еврозоне растёт уже 15 кварталов подряд. Во всех странах ЕС прогнозируется рост экономики в течение ближайших пяти лет. Тем временем, в экономике США дела уже наладились – уровень безработицы ниже 5%, а реальные доходы повышаются.

Конечно, нельзя поспорить с тем, что во многих обществах наблюдается растущее ощущение культурной угрозы. Не в последнюю очередь это вызвано тем, что многим людям внушают, будто внешние силы, например миграция, разрушают традиционные источники мира и стабильности. Им говорят, что возврат в той или иной форме к трайбализму (то есть племенной обособленности) является готовым механизмом решения проблемы. Их мифическое племя было великим в каком-то мифическом прошлом. Почему бы не попытаться его воссоздать?

Такой менталитет создаёт серьёзную угрозу для наиболее уязвимых людей планеты. Достижение одной из «Целей устойчивого развития» ООН – ликвидация крайней нищеты во всём мире к 2030 году – целиком зависит от продолжения экономического роста за счёт международной торговли, технологических инноваций и международного сотрудничества. Воздвижение торговых барьеров, переход к цифровому меркантилизму, а также общее ослабление либерального мирового порядка, всё это нанесёт серьёзный вред беднейшему населению Африки и других слаборазвитых регионов, но при этом никак не поможет шахтёрам Западной Вирджинии.

Сильный всегда справится, а вот слабым придётся нести на себе бремя ностальгического протекционизма, который будет уничтожать плоды глобализации. В этом году на Всемирном экономическом форуме в Давосе председатель КНР Си Цзиньпин превозносил достоинства глобализации, в то время как многие западные бизнес-лидеры блуждали по залам, пытаясь выглядеть озабоченными судьбами предполагаемых жертв этого процесса.

Коммунисты сохраняют веру в глобализацию; а капиталисты, похоже, её потеряли. Это дико и совершенно не соответствует ни результатам, которые были достигнуты, ни имеющимся фактами. У нас есть все причины сохранять уверенность в пользе процесса, которые обеспечил такой рост процветания и для такого большего количества людей; об этом никто не мог и мечтать всего лишь несколько десятилетий назад. Нам не надо стыдиться защищать глобализацию и вести борьбу с реакционной ностальгией.

У нас может быть более светлое будущее, но только если мы не будем искать его в прошлом.