0

Неучтенные жертвы глобального потепления

БАМАКО, МАЛИ. СМИ в богатых странах постоянно посылают своих репортеров на поиски «жертв глобального потепления». В донесениях из Океании, Бангладеш или Эфиопии журналисты предупреждают о нависающей катастрофе. Нам говорят о том, что для этих регионов глобальное потепление стало самым ужасающим испытанием. Решение этой проблемы – жизненно важно.

Однако от местных жителей мы очень редко слышим о том, что они находятся в опасности. Эти люди не потеряли голос; мы просто не обращаем внимания на то, что они говорят.

 1972 Hoover Dam

Trump and the End of the West?

As the US president-elect fills his administration, the direction of American policy is coming into focus. Project Syndicate contributors interpret what’s on the horizon.

Чтобы задавать вопросы людям, находящимся в горячих точках глобального потепления об их опасениях и надеждах, был создан Копенгагенский центр согласия. В Мойо, центральной Эфиопии, наши исследователи встретились с Тадизом Денкью, 68-летним бывшим солдатом, у которого нет постоянного дохода. «Я никогда не знаю, когда я в следующий раз смогу купить себе еды», –говорит он, – «Я только знаю, что сильно страдаю. Это – не назовешь достойной жизнью».

Тадиз никогда не слышал о глобальном потеплении. Когда ему объяснили, о чем идет речь, он пожал плечами. У него есть более насущные проблемы: «Прежде всего, я нуждаюсь в пище, а потом – в работе».

Тадиз в этом году уже второй раз болеет малярией. Он уже потерял счет, сколько раз он переносил эту болезнь. Наш исследователь сопроводил его в бесплатную клинику. Электричества нет. Врач признает, что большинство пациентов отправляют домой без проведения исследования или лечения: в клинике закончились лекарства.

Угроза распространения малярии использовалась для того, чтобы убедить значительно сократить выбросы углекислого газа. Более теплая и влажная погода будет способствовать распространению малярийных паразитов. Большинство прогнозов сводится к тому, что глобальное потепление к 2010 г. приведет к увеличению населения в зоне риска заболевания малярией на 3%.

Наиболее эффективное средство – сокращение выбросов углекислого газа – призванное удерживать повышение температуры в пределах двух градусов по Цельсию – обойдется примерно в 40 триллионов долларов США в год к 2100 году, согласно исследованиям Ричарда Тола из Копенгагенского центра согласия. В лучшем случае, эти затраты могут сократить количество населения, находящегося в зоне риска только на 3%.

Для сравнения, тратя 3 миллиарда долларов в год на противомоскитные сетки, на безопасные для окружающей среды инсектицидные спреи и субсидии на новые эффективные способы лечения, количество инфицированных людей можно будет уменьшить на половину в течение одного десятилетия. Поскольку за деньги, которые нужны для спасения одной жизни посредством сокращения выбросов углекислого газа, более разумная политика может спасти 78000 жизней.

Конечно, малярия – это не единственная причина для беспокойства по поводу глобального потепления. Двадцать километров от Мойо наш исследователь встретился с Дези Корико и ее восьмилетним сыном Мишелем. Каждые две недели Дези четыре часа идет до медицинского центра со своим сыном. Спустя два месяца лечения от недоедания Мишель значительно подрос, однако по-прежнему остается наполовину меньше нормального ребенка его возраста.

Мишель – не биологический сын Дези. Она усыновила его после того, как его отец совершил самоубийство. По-видимому, Дези сама страдает от невыявленного недоедания. Оно распространено здесь. И нет дорог, электричества и другой инфраструктуры. Условия трущобные и негигиеничные. «Мы нуждаемся во всем», – говорит Дези. Решение проблемы недоедания было бы хорошим началом.

Участники компании в Европе и США используют угрозу голодания как повод для значительного сокращения выбросов углекислого газа. Однако в большинстве регионов изменения в погоде увеличат продуктивность сельского хозяйства. По жестокому стечению обстоятельств, это не относится к тем частям Африки, в которых уже сегодня страдают от голода.

В случае с малярией, все свидетельства говорят о том, что прямые меры являются намного более эффективными, чем уменьшение выбросов углекислого газа. Одно эффективное, недооцененное вмешательство обеспечивает микроэлементами тех, кому их не хватает. Обеспечение витамином A и цинком 80% из 140 миллионов недоедающих детей в мире потребует вложения всего 60 миллионов долларов США ежегодно. За 286 миллионов долларов мы можем получить железо и йод более чем для 2,5 миллиардов людей.

Выбор суров: за несколько сотен миллионов долларов мы можем помочь почти половине сегодняшнего населения земли. Сравните это с инвестициями для борьбы с изменениями климата – 40 триллионов долларов США в год к концу века – которые смогут спасти в сотни раз меньшее количество голодающих людей (и через 90 лет!). Поскольку каждая жизнь, спасенная от недоедания посредством климатической политики по своим затратам могла бы спасти полмиллиона людей от нехватки микроэлементов посредством прямого воздействия.

Некоторые говорят о том, что выбор между тратой денег на уменьшение выбросов углекислого газа и на прямое воздействия нечестен. Однако изначально нужно исходить из того, что ни один доллар нельзя потратить дважды. Богатые страны и доноры ограничили бюджеты и объем внимания. Если мы тратим больше средств на сокращение выбросов углекислого газа, ошибочно считая, что останавливаем малярию и сокращаем недоедание, то вероятность того, что мы будем откладывать деньги на прямое воздействие, которое могло бы помочь сегодня, уменьшается.

За каждый потраченный доллар на сильную климатическую политику мы в будущем можем ожидать благ на 0,02 доллара США. Если мы потратим этот же доллар на простую политику, чтобы помочь в борьбе с малярией или недоеданием сегодня, то мы могли бы ожидать благ на 20 долларов США или даже больше – в 1000 раз более эффективно, когда во внимание принимаются все воздействия.

На горе Килиманджаро в Танзании, где эффекты глобального потепления уже ощутимы, наш исследователь встретился в 28-летней Регемой Ибрагим. Муж Регемы развелся с ней, и от нее отказалась ее семья, когда она не смогла родить детей. Для того чтобы определить, стало ли это результатом бесплодия, она стала спать с другими мужчинами. Сегодня она ВИЧ-инфицирована и является изгоем в ужасно бедном обществе.

Fake news or real views Learn More

Регема заметила изменения в погоде. Она говорит, что снег и лед тают. Она знает, что наш исследователь подразумевает под «глобальным потеплением». Однако она говорит: «Проблема, которая сейчас стоит передо мной, имеет большую важность. ВИЧ и проблемы, из него вытекающие, важнее, чем таяние льда».

Участники кампании за уменьшение выбросов углекислого газа регулярно упоминают о таящем снеге и льде горы Килиманджаро. Однако нам нужно уделять столько же внимания людям, живущим в тени горы.