rodrick159_KTSDESIGNGettyImages_worldmaptablewithredchairs KTSDESIGN/Getty Images

Могут ли глобальные правила предотвращать национальное самовредительство?

КЕМБРИДЖ (США) – Президент США Дональд Трамп оправдывает защитой национальной безопасности введённые им пошлины на импорт стали, а также угрозы повысить пошлины на автомобили и прозвучавшие недавние обещания ввести пошлины на импорт из Мексики. «Если у вас нет стали, у вас нет страны», – объявил Трамп (это лишь один из примеров его заявлений). Разговоры Трампа о национальной безопасности внешне выглядят абсурдно, но они поднимают трудные вопросы для системы мировой торговли, а также для глобального управления экономикой в более широком смысле.

Важнейшая задача глобального управления заключается в определении границы, отделяющей политическую сферу, в которой национальные государства вольны делать всё, что им угодно, от сферы, регулируемой международными соглашениями. Мировая экономика стала крайне взаимозависимой, поэтому практически всё, что делает одна страна, сказывается на остальных.

Но такое косвенное влияние само по себе не является достаточной причиной для ограничения национальной автономии. Взгляните, например, на государственную систему образования, налоги на бензин или ограничения скорости на шоссе. Регулирование в этих вопросах оказывает влияние на торговых партнёров страны. Повышение профессиональных навыков населения страны изменяет её сравнительные преимущества, а значит, и возможности других стран в мировой торговле. Налоги на бензин и ограничения скорости влияют на спрос на нефть, а значит, и на цены на мировых рынках. Подобные решения не регулируются на международном уровне, и такое регулирование было бы воспринято многими – и вполне справедливо – как абсурд.

Канонические аргументы в пользу глобального управления опираются на два класса проблем. Первый класс касается глобальных общественных благ (или вреда): это действия, которые приносят выгоду всему миру в целом, но приносят мало или вообще никаких конкретных выгод самой стране. Важнейший пример – это контроль над выбросами парниковых газов. Второй класс проблем – так называемая политика по принципу «разори соседа». Это действия, которые приносят экономическую выгоду только самой стране, причём в такой степени, что начинают вредить другим (и в результате приводят к глобальной неэффективности). Классический пример – создание картелей производителей дефицитного сырья с целью установления монопольных цен для торговых партнёров.

Это неоспоримые аргументы в поддержку глобального экономического управления. Но в наши дни среди вопросов, которыми заняты власти, трудно найти такие, которые бы в точности подходили под первую или вторую категорию. Субсидии; промышленная политика; пошлины для защиты занятости; нетарифные меры в сфере здравоохранения и социальной политики; плохое качество финансового регулирования; неуместная (излишне экономная) бюджетная политика. Всё это нельзя назвать ни глобальным общественным благом/вредом, ни политикой по принципу разори своего соседа.

Некоторые из этих мер на самом деле можно было бы назвать политикой по принципу «разори себя сам». Другие же действительно выгодны самой стране, но лишь потому, что они устраняют реальные искажения, создаваемые рынком, или направлены на решение вполне оправданных социальных задач, а не потому, что они помогают увеличить издержки других стран. Глобальное управление оказалось сейчас в состоянии беспорядка потому, что многие политические решения приобретают международное значение опосредованно или в результате действий политического лобби, а не по каким-то реальным экономическим причинам.

Subscribe now
ps subscription image no tote bag no discount

Subscribe now

Get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, and the entire PS archive of more than 14,000 commentaries, plus our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

Взгляните, например, на аргумент национальной безопасности для оправдания пошлин. Если доводы Трампа безосновательны (а так считают многие), тогда экономика США первой понесёт издержки из-за такого ошибочного подхода. Иными словами, пошлины Трампа – это политика по принципу «разори себя сам». Если же, с другой стороны, мы будем исходить из презумпции невиновности Трампа и признаем, что аргументы по поводу национальной безопасности реальны, тогда такое решение совершенно правильно должно приниматься самой страной.

До того как страны начнут применять подобные меры, понять, о какой именно ситуации идёт речь, невозможно. И в любом случае делегирование высших полномочий какому-то международному органу выглядит не очень мудрым решением. Даже если принимаемые меры, например, введение пошлин для защиты национальной безопасности, ошибочны, у демократических стран должно быть право (это общее правило) совершать ошибки. Было бы неразумно укреплять власть международной бюрократии ради того, чтобы не позволять странам наносить вред самим себе, если при этом ситуация заранее выглядит весьма неоднозначной. Это создало бы опасный прецедент для других сфер деятельности.

В сфере национальной безопасности принципы Всемирной торговой организации достаточно туманны, и в основном они пока никак не проверены на практике. Соответствующий текст выглядит как широко открытая дверь; в нём говорится: «Ничто в настоящем Соглашении не должно быть истолковано… как препятствующее любой договаривающейся стороне предпринимать такие действия, которые она считает необходимыми для защиты существенных интересов своей безопасности». Тем не менее, в недавнем решении по делу, не связанному с США, ВТО заняла такую позицию, что у неё есть право оценивать национальные решения в этой сфере и судить о том, насколько они уместны. США – предсказуемо – раскритиковали это решение.

Энтузиасты глобального управления должны смириться с тем фактом, что большинство политических ошибок в современной мировой экономике (например, в случае с пошлинами Трампа) совершаются из-за проблем на национальном уровне, а не из-за отсутствия международного сотрудничества. Пошлины Трампа – это плохая политика, но не потому, что они вредят каким-то другим странам, а потому что они напрямую создают значительные издержки для американской экономики.

Нельзя опираться на глобальные механизмы для предотвращения подобных внутриполитических ошибок. Кроме того, эти механизмы могут быть точно так же захвачены лоббистами, как и политические процессы внутри стран, при этом их демократическая легитимность значительно меньше. Более того, внешние ограничения могут усугублять внутренние ошибки в управлении, поскольку они приводят к усилению определённых групп населения в ущерб обществу в целом.

Лучшее, на что мы можем рассчитывать, – это «глобальное управление, расширяющее демократию». В отличие от «глобального управления, расширяющего глобализацию», глобальное управление, расширяющее демократию, оставляет большинство сфер принятия решений (те, которые нельзя классифицировать ни как глобальное общественное благо, ни как политику по принципу разори соседа) на уровне национального регулирования. Глобальный контроль ограничивается процедурными требованиями (прозрачность, подотчётность, участие заинтересованных сторон, использование научных/экономических доказательств), которые призваны повысить качество демократической дискуссии внутри страны, не предрешая её финального исхода.

Сомнительно, чтобы такой лёгкий вариант глобального управления что-то изменил бы в торговых ошибках, совершаемых Трампом. Но как минимум он позволил бы лишить Трампа (и других политиков-нативистов) любых оснований для постоянных жалоб на ВТО и другие международные организации, которые якобы растаптывают национальный суверенитет.

http://prosyn.org/HyRks19/ru;
  1. haass102_ATTAKENAREAFPGettyImages_iranianleaderimagebehindmissiles Atta Kenare/AFP/Getty Images

    Taking on Tehran

    Richard N. Haass

    Forty years after the revolution that ousted the Shah, Iran’s unique political-religious system and government appears strong enough to withstand US pressure and to ride out the country's current economic difficulties. So how should the US minimize the risks to the region posed by the regime?

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.