6

Глобальный план Маршалла

РИМ – Несмотря на предпринимаемые усилия катализировать глобальное сотрудничество в целях развития, в последние годы произошли значительные препятствия для прогресса. К счастью, так как на вторую половину 2015 года назначены крупные международные встречи, мировым лидерам предоставляется важная возможность преодолеть эти проблемы.

Такой поворот уже случался раньше. На рубеже ХХ-ХХI веков, международные переговоры об экономическом развитии тоже пришли к полной остановке. Встреча министров стран-членов Всемирной Торговой Организации в Сиэтле закончилась без решения, и после двух десятилетий Вашингтонского консенсуса, развивающиеся страны были разочарованы в международных финансовых институтах под руководством США. Казалось, что переговоры о первой конференции ООН по финансированию развития, которая должна была быть в городе Монтеррей (Мексика) не вели никуда.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Затем, 11 сентября 2001 года, в США произошли крупные теракты - трагическое развитие, которое как то сумело катализировать прогресс. Мировые лидеры договорились начать Дохийский раунд, для обеспечения того, чтобы торговые переговоры служили стремлениям к развитию в развивающихся странах. Конференция 2002 года по финансированию развития в Монтеррей также произвела серьезные прорывы в иностранных и отечественных инвестициях, внешней задолженности, международной кооперации, торговле, а также вопросах системного управления.

Конечно, для того чтобы начать прогресс, не требуется трагедия. В этом году должно быть достаточно основных мировых встречь - конференция по финансированию развития в июле, встреча в Организации Объединенных Наций для того, чтобы принять цели устойчивого развития в сентябре, и конференция ООН по изменению климата в декабре в Париже. И те усилия, которые прошли в подготовке к этим встречам предполагают, что существует воля двигаться вперед.

Но ключевым фактором остается выбрать правильную программу. Мир нуждается в хорошо разработанной и далеко идущей стратегии для того, чтобы стимулировать индустриализацию, по образцу программы восстановления Европы - американской инициативы, которая позволила Европе восстановиться после Второй мировой войны. Эта инициатива более известна как План Маршалла, который повлек за собой массовое вливание американской помощи для поддержки национальных усилий по развитию в Европе, и до сих пор рассматривается многими европейцами как звездный час Америки.

Влияние плана Маршалла ощущалось далеко за пределами Европы, он развивался в течение следующего десятилетия в то, что, вероятно, стало самым успешным проектом помощи в экономическом развитии в человеческой истории. Аналогичная политика были введена в Северо-Восточной Азии после создания Китайской Народной Республики и Корейской войны.

Конечно, имелась и политическая мотивация в расширении плана Маршалла. Создавая санитарный кордон богатых стран от Западной Европы до Северо-Восточной Азии, США надеялись сдержать распространение коммунизма в начале холодной войны. Развивающиеся страны, которые не выполняли те же политические цели не были взяты в план.

Однако, по своей сути план Маршалла был экономической стратегией - и при этом довольно хорошей. Важно отметить, что план представлял собой полное изменение со времен своего предшественника, плана Моргентау, который был посвящен де-индустриализации и с плохими результатами. Цель плана - сформулированного министром финансов Генри Моргентау, в его книге 1945 года под названием Германия - Наша проблема – состояла в том, чтобы преобразовать Германию в «принципиально земледельческую и скотоводческую» страну, в целях предотвращения ее участия в каких-либо новых войнах.

К концу 1946 года, однако, экономические трудности и безработица в Германии стимулировали экс-президента США Герберта Гувера посетить страну на миссию по установлению фактов. Третий доклад Гувера 18 марта 1947 года, называл понятие того, что Германию можно свести к пастырскому государству «иллюзией», которой нельзя добиться без истребления или перемещения 25,000,000 людей из страны.

Единственной альтернативой было вновь индустриализироваться. Менее чем через три месяца, государственный секретарь Джордж Маршалл сделал его знаменательную речь в Гарвардском университете, где он объявил изменение политики. Германию и остальную Европу ожидало повторное развитие промышленности, заявил он, помимо всего путем тяжелого государственного вмешательства, такого как высокие пошлины, квоты и импортные запреты. Свободная торговля будет возможна только после реконструкции, когда европейские страны могут опять конкурировать на международных рынках.

Маршалл говорил о трех других важных темах в своей короткой речи. Во-первых, отметив ту роль, которую разбивка торговли между городскими и сельскими районами играла в экономическом спаде Германии, он напомнил о многовековой европейской экономической мудрости: все богатые страны имеют города с производственным сектором. «Решение проблемы», Маршалл объяснил, «заключается в… восстановлении доверия народов европейских государств», так чтобы «производитель и крестьянин» имели «возможность и желание обменять свои продукты за валюту, продолжающую стоимость которой нельзя ставит под вопрос».

Во-вторых, Маршалл утверждал, что участвующие учреждения приходят от экономического прогресса, а не наоборот - напротив сегодняшнего здравого смысла. По его словам, политическая «цель должна быть возрождением работающей экономики в мире, для того чтобы обеспечить появление политических и социальных условий, в которых могут существовать свободные социальные учреждения».

В-третьих, Маршалл подчеркнул, что помощь должна быть комплексной и стратегической для того, чтобы способствовать реальному прогрессу и развитию. «Помощь такого рода», заявил он, «не следует предоставлять по кусочкам лишь при возникновении кризисных ситуаций. Помощь, которую наше правительство намерено оказать в будущем, должна быть лечащим лекарством, а не боле-утоляющей пилюлей».

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Мечта Маршалла предлагает важные уроки для мировых лидеров, стремящихся ускорить развитие сегодня, начиная с необходимости ликвидировать последствия Вашингтонского консенсуса в странах с развивающейся и переходной экономикой - эффекты, напоминающие план Моргентау. Некоторые страны - в том числе большие страны, такие как Китай и Индия, которые уже давно охраняют отечественную промышленность - сейчас в лучшем положении для того, чтобы извлечь выгоду из экономической глобализации. Другие испытывали снижение темпов экономического роста и реальных доходов на душу населения, так как их промышленность и сельскохозяйственный потенциал упали, особенно в течение последних двух десятилетий прошлого века.

Настало время увеличить производственный потенциал и покупательные способности бедных экономик, как это произошло в Европе в десятилетие после выступления Маршалла. Соображение Маршалла о том, что делиться экономическим развитием это единственный способ, чтобы создать прочный мир, остается таким же нужным как всегда.