25

Пустые обещания глобального управления экономикой

КЕМБРИДЖ (США) – Глобальное управление – это мантра элиты нашего времени. Её представители уверяют, что из-за резкого роста международных потоков товаров, услуг, капиталов и информации, вызванного технологическими инновациями и рыночной либерализацией, страны мира стали слишком взаимосвязаны, поэтому ни одна страна больше не может решить свои экономические проблемы в одиночку. Нам нужны глобальные правила, глобальные соглашения, глобальные институты.

Эти утверждения настолько широко приняты сегодня, что оспаривать их – всё равно, что доказывать, будто Солнце вращается вокруг Земли. Однако то, что может быть верным для действительно глобальных проблем, таких как изменение климата или пандемии, становится неверным, когда речь заходит о значительной части экономических проблем. Вопреки тому, что мы часто слышим, мировая экономика не является глобальным общинным полем. Глобальное управление может принести лишь ограниченную пользу, а порой оно наносит даже вред.

Скажем, изменение климата превратилось в проблему, требующую глобального сотрудничества, потому что у нашей планеты единая климатическая система. Для неё неважно, где именно происходят выбросы парниковых газов. Из-за этого ограничение выбросов двуокиси углерода в одном отдельно взятом государстве могут принести ему незначительную пользу, или вообще никакой.

Напротив, хорошая экономическая политика, в том числе открытость, выгодна, прежде всего, национальной экономике. Аналогичным образом, издержки плохой экономической политики ложатся в первую очередь на плечи страны, которая её проводит. Экономические успехи того или иного государства определяются в основном тем, что происходит у него внутри, а не за рубежом. Если политика экономической открытости становится желательной, то только потому, что она отвечает собственным интересам страны, а не потому, что она полезна другим странам. Политика открытости и другие решения, способствующие экономической стабильности во всём мире, основаны на личных интересах, а не духе глобализма.