29

Ошибки в понимании торгового профицита Германии

БЕРЛИН – Профицит счёт текущих операций Германии достиг рекордного значения 270 млрд евро ($285 млрд), то есть около 8,7% ВВП, поэтому продолжающиеся споры по поводу экономической модели страны резко активизировались. Политики стран еврозоны и американская администрация Дональда Трампа винят друг друга в создании экономических дисбалансов; при этом все они винят евро.

Администрация Трампа, в частности, критикует Германию за слишком высокие объёмы экспорта, обвиняя страну в манипулировании курсом евро. На самом же деле, торговый профицит Германии мало связано с евро, но эта валюта превратилась в удобного козла отпущения, на которого можно сваливать вину за другие политические ошибки.

Многие немцы воспринимают новую волну критику просто как признак зависти других к успехам свой страны; они с гневом отвергают утверждения, будто Германия пытается получить несправедливые конкурентные преимущества. Они подчёркивают, что Германия не занимается ценовым демпингом или прямой поддержкой экспорта, а руководство страны не устанавливает целевых уровней курса евро.

Наоборот, до перехода на единую валюту Германия десятилетиями проводила политику сильной дойчмарки, поскольку хотела заставить экспортёров страны сохранять конкурентоспособность за счёт инноваций, а не полагаться на валютный курс. Это был центральный элемент немецкой экономической модели после Второй мировой войны и главная причина продолжительного «экономического чуда» (Wirtschaftswunder) Германии.