0

Немецкая налоговая недальновидность

ПРИНСТОН. Государственный сектор экономики во всем мире страдает от дефицита финансов. Правительства несут значительные расходы по спасению банков и предприятий, пострадавших от финансового и экономического кризиса. Существует всемирное согласие, что необходимо стимулирование в соответствии с кейнсианской экономической теорией. В то же время, высокопоставленные политики все более и более нервно ищут «стратегию выхода из кризиса». Они хорошо знают, что постоянно управлять дефицитом они не смогут, но они также не хотят говорить, когда должен начаться болезненный выход.

Германия отличается от других государств, но не потому, что не тратит денег в настоящее время, а тем, как она говорит о своем будущем. Правительство Германии предприняло наиболее агрессивные меры в отношении дефицита и попыталось изложить решительную стратегию выхода из кризиса. Канцлер Германии Ангела Меркель критиковала ФРС США и Банк Англии за «количественные послабления», что на практике позволило банкам превратить в деньги большое количество различных типов государственных и частных долгов. Немецкому правительству также удалось принять конституционный закон, требующий, чтобы максимальный предел государственного дефицита в 2016 году не превышал 0,35% ВВП и был полностью ликвидирован до 2020 года.

Нападки на чрезмерно податливые центральные банки и попытки ограничить государственный долг очень популярны в настоящее время в Германии. Однако всеми экономистами в мире (включая Германию) они признаются как не имеющие смысла.

Меркель - не первый немецкий политик, занимающий жесткую монетарную политику, и не первый политик, сталкивающийся со стремительным потоком международной критики. В поздние 1970–е годы, когда мир находился перед лицом вялого роста экономики и инфляции, Канцлер Гельмут Шмидт настойчиво говорил английским, французским и американским лидерам, что дефицит их экономик ошибочен и опасен. Он полагал, что решением по выходу из стагфляции было «ликвидация дефицита теми, у кого он был». Многие его коллеги-лидеры начали подумывать, что Шмидт слишком самонадеян.