Европейский дефицит Германии

БЕРЛИН. Когда-то Германия была сердцем европейской интеграции. Ее государственные деятели утверждали, что у Германии нет независимой внешней политики, а только европейская политика. После падения Берлинской стены, ее лидеры осознали, что воссоединение Германии было возможно только в контексте объединенной Европы, и они были готовы принести некоторые жертвы, чтобы сохранить признание Европы. Они внесли несколько больший вклад и взяли несколько меньше, чем другие, тем самым способствуя достижению соглашения.

Те дни прошли. Евро находится в кризисе, а Германия является основным действующим лицом. Немцы больше не чувствуют себя такими богатыми, поэтому они не хотят продолжать служить в качестве глубокого кармана для остальной части Европы. Такая перемена в позиции вполне понятна, но она остановила процесс европейской интеграции.

По замыслу, евро, при его создании, был незавершенной валютой. Маастрихтский договор создавал денежный союз без политического союза – центральный банк, но без центрального казначейства. Когда дело дошло до суверенного кредита, члены еврозоны стали сами по себе.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

http://prosyn.org/szkA4Jk/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.