12

Пределы немецкой вины

МЮНХЕН – В этом месяце отмечается 50-летний юбилей установления дипломатических отношений между Германией и Израилем. Отношения двух стран, зародившиеся сразу после истребления нацистами европейских евреев, постепенно стали очень прочными. Но у молодых немцев память о Холокосте стирается, а международный престиж Израиля падает, поэтому в последнее время официальная политика «особых» связей между двумя странам оказалась под вопросом.

Давид Бен-Гурион, отец-основатель Израиля и архитектор примирения Израиля с Германией была прагматиком до мозга костей. Он знал, что установление партнерских отношений с Германией (в том числе выплата репараций, необходимых для укрепления израильской мощи) может иметь огромное значение для обеспечения выживания Израиля.

Конечно, выплата репараций, начавшаяся в 1952 году, была также и в интересах Германии: лучшим способом восстановления международной легитимности после Второй мировой войны являлось публичное покаяние за зверства, совершенные нацистами, а также примирение с еврейским населением всего мира.

Но необходимость в установлении полноценных дипломатических отношений была не так очевидна. Правительство канцлера Людвига Эрхарда беспокоилось, что подобный шаг может испортить отношения с арабскими странами и не позволит сохранить беспристрастность в ближневосточной политике, и поэтому сопротивлялось израильским требованиям установления полноценных отношений вплоть до 1965 года. Даже после этого немецкая политика на Ближнем Востоке продолжала отражать внутриполитический консенсус, что ответственность Германии за безопасность Израиля следует уравновешивать стремлением к сохранению нейтралитета в делах региона.