0

Газа и неэффективность сдерживания

Каждый день в Газе подвергается проверке стратегическое сдерживание – подавление аттак с помощью страха наказания – применяемое страной с превосходным военным потенциалом. Восходящая спираль насилия со стороны Израиля и боевиков из Газы указывает не только на то, что сдерживание не действует, но и на то, что его эффективность зависит от приверженности фундаментальным моральным нормам.

Некоторые стратеги в области безопасности и просто военные теоретики утверждают, что в моральном отношении не может быть ничего предосудительного в сдерживании, если это непосредственно не затрагивает жизнь и благосостояние гражданского населения. Угроза возмездия, которая подкрепляет стратегическую эффективность сдерживания, остается скрытой и гипотетической. Однако, когда сдерживание невозможно отличить от коллективного наказания – что запрещено международным правом в соответствии со Статьей 33 Четвертой Женевской Конвенции – вероятность того, что оно добьется желаемого результата, уменьшается.

Израиль, который вывел свои войска на периферию Газы в одностороннем порядке в сентябре 2005 года, пытается помешать палестинским борцам сопротивления пускать ракеты на его территорию. Вскоре после передислокации войск на границы Газы, Израиль существенно ограничил связи между Газой и Западным берегом, так же как и движение товаров в Газу и из нее. Когда в результате свободных и справедливых выборов в январе 2006 года был сформирован парламент, по большей части состоящий из представителей Хамаса, Соединенные Штаты и Израиль возглавили кампанию с целью помешать всем банкам, в том числе арабским и исламским банкам, вступать в контакт с новым правительством.

Израиль последовательно отклонял повторные предложения Хамаса подписать соглашение о перемирии в обмен на снятие осады Газы. Опросы общественного мнения, проведенные компанией Диалог и опубликованные в израильской ежедневной газете Haaretz, показали, что 64% израильтян поддерживают официальный диалог с Хамасом. Но израильское правительство и армия отказываются, называя Хамас "террористами" для отрицания их законности, несмотря на то, что раньше они пришли к согласию в южном Ливане с Хезболлой, которую теперь они тоже считают “террористической организацией”.