4

Как трудно сказать «прости»

КАНБЕРРА – Извинения, или их отсутствие, вернулись в новостные сводки, и опять поднимаются вопросы о том, насколько они полезны в решении международных проблем. Действенность своевременных и искренних извинений, когда необходимо смягчить напряженность в межличностных отношениях, несомненна. Но верно ли это для демократии?

Не так давно этот вопрос был не более чем раздражающим второстепенным событием, как когда президент Афганистана Хамид Карзай потребовал извинений от США в конце прошлого года за то, что их действия повлекли за собой непреднамеренные жертвы среди мирного населения – взамен, как ни странно, за предоставление американцам возможности продолжать защищать его и его страну (США, естественно, отказались).

Но в других случаях ставки действительно были очень высоки. Двусторонние отношения между Индонезией и Австралией с ноября прошлого года стали прохладнее, чем в последние десятилетия, в связи с неподдельным гневом президента Сусило Бамбанга Юдхойоно по поводу отказа Австралии принести извинения за прослушивание его личного телефона (и его жены).

И визит премьер-министра Японии Синдзо Абэ в декабре в храм Ясукуни, где чтят память солдат, погибших во время японских войн – включая, с 1978 года, военачальников, осужденных за тяжкие военные преступления – вновь открыли старые раны соседних стран, которые не видят искреннего раскаяния за ведение агрессивной войны и совершение зверств. Определенно, это накалило и без того напряженное противостояние между Японией и Китаем по поводу их претензий на острова Сенкаку/Дяоюйдао в Восточно-Китайском море.