7

Эмансипационный разрыв в арабском образовании

ПАРИЖ – Дискуссия об образовании в арабском мире лишь изредка сосредотачивается на роли образования в изменении социальных и политических нравов. Это печально, поскольку образованные граждане арабских стран, как правило, куда менее эмансипированы в политическом и социальном плане, чем их сверстники в других частях мира. Если арабские общества хотят в будущем стать более динамичными и открытыми с экономической точки зрения, их системам образования придется охватить и продвигать необходимые для этого ценности.

Этот разрыв отражается во Всемирном опросе ценностей (WVS), глобальном опросе общественного мнения, который позволяет провести сравнение широкого диапазона ценностей в различных странах. Недавно WVS провели опрос в 12 арабских странах – Иордании, Египте, Палестине, Ливане, Ираке, Марокко, Алжире, Тунисе, Катаре, Йемене, Кувейте и Ливии – наряду с 47 неарабскими странами. Полученные результаты позволяют нам впервые сравнить мнение значительной доли жителей арабского мира с мнением людей из других регионов.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

WVS проводит оценку по четырем показательным политическим и социальным ценностям: поддержке демократии, готовности к гражданской активности, подчинению властям, а также поддержке патриархальных ценностей, лежащих в основе дискриминации женщин. Когда типичная страна становится более богатой, образованной и политически открытой, уровни поддержки демократии и готовности к гражданскому участию растут, в то время как уровни подчинения властям и поддержки патриархальных ценностей падают.

Однако, согласно полученным данным, арабские страны отстают от других стран, находящихся на том же уровне развития. Арабы реже отдают предпочтение демократии (с отставанием в 11 %), проявляют меньшую гражданскую активность (отставание в 8 %), больше уважают власть (на 11 %) и намного чаще предпочитают патриархальные ценности (на целых 30 %).

Две черты арабского мира могли бы объяснить это отличие: преимущественно мусульманское население и авторитарные правительства, которые правили большей частью региона на протяжении последних 50 лет.

Согласно данным WVS, религиозность действительно способствует укоренению консерватизма, но такое следствие имеет одинаковый эффект как для арабских стран, так и для других частей мира. Тем не менее, учитывая, что в арабских странах доля религиозного населения в два раза выше, чем в других уголках света, этот фактор действительно отчасти объясняет консервативность региона. Но куда интереснее та роль, которую играет – или не играет – образование в продвижении социальной и политической открытости в арабском мире.

Наибольшие различия между арабскими странами и остальным миром можно найти среди образованного населения. Рассмотрим предпочтение демократии. По данному показателю разрыв между арабами и неарабами с высшим образованием составляет 14 %, в то время как разрыв между людьми со средним образованием составляет всего 5 %. И подобную закономерность можно проследить и в других показателях. Похоже, образование в арабских странах имеет более слабое влияние на социальные ценности, по сравнению с другими странами – с отставанием приблизительно в три раза.

Таким образом, те, кто стремится способствовать открытости в арабским мире, должны сосредоточиться не на влиянии ислама, а на системе образования, через которую проходят жители региона. Действительно, одно из вероятных объяснений наблюдаемого разрыва в социальных ценностях заключается в том, что образование преднамеренно использовалось в качестве инструмента идеологической обработки с целью укрепления позиций авторитарных правительств.

Действительно, с введением массового образования в 1960-е годы развитие образования в арабском мире было возложена на спущенные сверху националистические проекты. Затем, в 1970-х, после провала попыток государственного стимулирования модернизации, усиления репрессивности правительств, в политику образования были внедрены консервативные и религиозные ценности – сперва в целях борьбы с левыми оппозиционными группами, а затем чтобы конкурировать с исламистскими группировками на их собственной земле.

Обзор педагогической литературы в региональной системе образования показывает, насколько они были настроены на идеологическую обработку. Большинство из них характеризуется зубрежкой, пренебрежением к аналитическим возможностям, преувеличенным акцентом на религиозных темах и ценностях, противодействием самовыражению в пользу конформизма, а также отсутствием студенческого участия в общественных делах. Все эти особенности направлены на укрепление послушания и пресечение возникновения вопросов в адрес властей.

Fake news or real views Learn More

Тот факт, что светские режимы были ответственным за исламизацию образования, может показаться парадоксальным. Однако это имеет смысл, если распознать в этом попытку использовать местные культурные особенности для укрепления пропагандисткой деятельности (как это было сделано в Китае). Обвинения в адрес местной культуры, которую общества во многом унаследовали, не являются конструктивными. Признание того факта, что авторитарные режимы целенаправленно нейтрализовали способствующий модернизации потенциал образования ради собственного выживания, позволило бы сделать шаг вперед.

К сожалению, для арабского мира это будет шаг на узкую дорожку. Элиты не будут стремиться к реформированию образования, если это будет ставить под угрозу их выживание. Активистам гражданского общества придется бороться за изменение ценностей, лежащих в основе их систем образования путем поощрения гражданской активности, прививания демократических принципов, поддержки равенства мужчин и женщин, а также разнообразия и плюрализма. Только обеспечив укоренение этих ценностей в каждой школе, можно рассчитывать, что они вырастут достаточно сильными, чтобы изменить нынешний курс арабских обществ.