0

Банкротство игрока

Сан-Франциско – Начиная со времен Адама Смита (1776 г.) и заканчивая примерно 1950-ми гг., экономисты считали, что капитал абсолютно необходим для экономического роста. Вам также были нужны несколько хороших базовых институтов. «Неприкосновенность собственности и сносное отправление правосудия», - как выразился на этот счет Смит.

Считалось, что если данные фундаментальные институты в порядке, то землевладельцы, торговцы и производители станут инвестировать и развиваться. Инвестируя и развиваясь, они приумножат основной капитал: «Во всех странах, где существует сносная неприкосновенность [собственности], любой здравомыслящий человек попытается задействовать любое доступное ему количество [основного] капитала для обеспечения либо сегодняшнего благоденствия, либо будущих прибылей... Нужно быть просто ненормальным, чтобы в условиях сносной неприкосновенности собственности не задействовать весь имеющийся капитал, будь то свой собственный или позаимствованный у других …»

Увеличение основного капитала означало более насыщенные рынки, более ровное разделение труда и более продуктивную экономику. «Богатство народов» обеспечивалось высокой продуктивностью общества, основанной на развитой системе разделения труда.

Однако если повернуть данный процесс вспять, мы получим бедность народов, которую, по мнению Смита, он наблюдал в Азии своего времени. Для Смита и его последователей в течение первых 175 лет любой случай устойчивого экономического роста обязательно требовал инвестиционного капитала. Мы, экономисты, были, в общем и целом, горячими сторонниками капитала, и наша волшебная формула экономического развития заключалась в сбережениях, инвестициях, бережливости и накоплении богатства. Последнее и полное выражение данной теории появилось в конце 1950-ых гг. в книге У. У. Ростоу « Этапы экономического роста ».