0

Из Олимпии – в тупик

ПАРИЖ – «Не путайте спорт с политикой!». Этот демонстративный протест китайских правителей против угрозы бойкота Пекинских Олимпийских игр этого лета не выдерживает испытания действительностью. Спорт и политика всегда были тесно связаны.

Очевидных примеров предостаточно. Берлинские Олимпийские игры 1936 г. были насыщены нацисткой пропагандой не меньше, чем спортивными событиями. Во время «холодной войны» «теннисная дипломатия» помогла возродить официальные отношения между Китаем и Соединёнными Штатами. В 1990 г. Германия выставила единую олимпийскую команду, хотя страна ещё не была воссоединена.

Заявлять, что политика и спорт могут быть более сильно разделены в сегодняшний информационный век, чем в прошлом, более чем наивно. Пекин был выбран местом проведения Олимпийских игр по многим экономическим и политическим причинам, и Китай хотел провести игры по тем же причинам. Сегодняшнее напряжение между Китаем и (в основном) западным общественным мнением накануне Пекинских Олимпийских игр является результатом некомпетентности, лицемерия и оправданного, но потенциально контрпродуктивного негодования.

Некомпетентность Китая в отношении кризиса в Тибете вовсе не удивительна. Китайский режим является попросту жертвой своей неспособности к самореформированию. Китай видел в Олимпийских играх символическую возможность укрепить и отпраздновать свой новый статус в мире. Застигнутые врасплох ситуацией в Тибете, а также ядовитостью и популярностью того, что они называют «антикитайскими» настроениями, правители Китая воспользовались традиционными инструментами авторитарных режимов, повернув глубокий национализм и чувство униженности своих граждан против западной критики.