0

От христианской демократии к мусульманской демократии?

БУДАПЕШТ. Этим летом правящая Партия справедливости и развития (AKP) Турции едва избежала запрета конституционным судом страны. Государственные прокуроры утверждали, что партия пыталась «исламитизировать» страну и в конечном итоге ввести теократию. Это решение праздновали не только сторонники AKP, но и те на Западе, кто рассматривал эту партию как прообраз «мусульманской демократической» партии, также вздохнули с облегчением.

Наглядным примером умеренно религиозной партии – соблюдающей правила демократической игры – являются христианские демократические партии Западной Европы, а также, несколько в меньшей степени, Латинской Америки. Тем не менее, противники идеи «мусульманской демократии» утверждают, что католики Европы перешли к демократии только благодаря приказам из Ватикана, а поскольку у мусульман нет ничего похожего на иерархию церковной власти, то не стоит приводить в качестве примера христианскую демократию.

Однако история показывает, что политические предприниматели и либеральные католические интеллектуалы сыграли ключевую роль в создании христианской демократии. Это позволяет предположить, что мусульманские реформаторы в определенных условиях могут также создать мусульманскую демократию.

Партии христианской демократии впервые появились в Бельгии и Германии в конце девятнадцатого века в виде узких католических групп по интересам. Изначально Ватикан относился к ним с подозрением, воспринимая партии, которые участвовали в выборах и хитроумной политической парламентской игре, как признаки «модернизма».