0

От несостоятельности углерода к климатическим квотам

БЕРЛИН – Сокращение глобального потепления до уровня, на 2°C превышающего доиндустриальный, является наиболее важной задачей, говорят страны Большой Восьмерки и большинство лучших климатологов мира. Если это не просто пустые слова, то последствия могут быть радикальными.

Для начала, до 2050 года в атмосферу будет позволено выбросить в общей сложности лишь приблизительно 700 гигатонн углекислого газа. Учитывая сегодняшний уровень эмиссий, такой «бюджет» будет исчерпан уже через 20 лет; если, как ожидается, будет происходить увеличение эмиссии, то мир станет «углеродонесостоятельным» еще раньше. Так что сокращение эмиссии CO2 и других парниковых газов должно начаться как можно скорее. Если мы продолжим тратить время впустую, это резко поднимет затраты и изменит установленный лимит в 2°.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Богатый Север не может продолжать жить как прежде, развивающиеся страны должны отказаться от старого индустриального пути к процветанию, а остальным странам  мира, вероятно, даже не стоит вступать на этот путь. Тем не менее, переговоры о предельных размерах эмиссии с каждой из 192 подписавшихся стран накануне Копенгагенского саммита в декабре 2009 года пока не показали каких-либо признаков радикальных изменений.

Решение о глобальном климате должно быть более простым, более справедливым и более гибким, чем сегодняшний Киотский протокол. Чтобы достичь этого, Германский консультативный совет по глобальным изменениям (WGBU) предлагает принятие бюджетной формулы. Идея заключается в том, что в будущем всем государствам будет выделяться национальный бюджет эмиссии на душу населения, который связывает три основных элемента справедливого решения проблемы глобального климата: историческую ответственность основных индустриальных стран, текущую производительность каждой страны и обеспечение условий для выживания человечества в глобальном масштабе.

Задача грандиозная. На глобальном уровне необходима быстрая и всесторонняя де-углиродизация мировой экономики. Все страны должны сократить использование ископаемого топлива и перейти на возобновляемые источники энергии как можно быстрее и в максимально возможной степени. Но, поскольку страны ОЭСР (во главе с Соединенными Штатами и Австралией) скоро превысят запланированные бюджеты выбросов углерода, даже после масштабных сокращений эмиссии, они должны сотрудничать с развивающимися странами, у которых все еще имеются резервы в бюджетах. Чтобы разрубить «гордиев узел» переговоров относительно климата, необходимо предложение технологий и финансовых выплат в обмен на разрешение превысить запланированное использование национального бюджета.

Ответственная глобальная климатическая политика, таким образом, влечет за собой фундаментальное изменение международных отношений, а создание необходимых институциональных новшеств в глобальном управлении требует храбрости. До сих пор богатство наций было основано на сгорании угля, газа и нефти. Но если мы серьезно будем относиться к цели в 2°C, то в двадцать первом столетии мы увидим, как, помогая государствам, которым необходимо быстро де-углеродизироваться, богатеют страны, которые пока еще не стоят на пути снижения выбросов углерода (вроде большей части Африки) или которые не столкнутся с этим в ближайшее время (вроде Индии и Пакистана).

В настоящий момент все это - лишь утопия. В своем сегодняшнем состоянии схемы ограничения и торговли квотами на выбросы, направленные на сокращение эмиссии, далеки от справедливости и эффективности; главное усовершенствование могло бы включить в себя установление Климатического центрального банка, который бы регистрировал и контролировал передачу кредитов в виде выбросов загрязняющих веществ. Этот банк также следил бы за тем, чтобы торговля квотами на эмиссию не шла вразрез с общим стремлением оставаться в рамках глобального бюджета, например, через торговлю кредитами на эмиссию, неиспользованными отдельным развивающимися странами в начале контрактного периода.

Чтобы достичь этого, Климатический центральный банк должен быть уполномочен осуществлять такую деятельность. Это, в свою очередь, подразумевает, что он несет ответственность и имеет демократическую законность - кое-что, чего сильно недостает многосторонним агентствам, вроде Всемирного банка.

Также будут необходимы дополнительные изменения в сторону глобального управления. Эти изменения включают в себя консолидацию прямых переговоров между старыми и новыми мировыми державами (США, Европейский союз и Китай) и развивающимися и находящиеся на стадии становления странами, включая новые региональные державы, такие как Мексика, Египет, Турция и Индонезия.

В этой структуре старая Большая Семерка/Восьмерка больше не может исполнять роль главного центра – она, скорее, должна выступать в качестве своего рода брокера и предварительного органа. Одновременно с этим, в рамках переменной схемы переговоров должны быть налажены связи с многочисленными конференц-институтами Организации Объединенных Наций, а также политико-экономическими региональными ассоциациями, вроде ЕС, МЕРКОСУР или Африканского союза.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Эта гибкая (и, увы, хрупкая) архитектура многоуровневых переговоров может функционировать лишь до тех пор, пока она ориентируется на четкие моральные основания для переговоров, располагает достаточной демократической законностью и поддерживается на национальных и местных уровнях. Мировые лидеры осознают, что гораздо легче преследовать глобальные цели сотрудничества, если они будут опираться на видение будущего в рамках гражданского общества.

Низкоуглеродное общество – это не кризисный сценарий, а, скорее, реалистичное видение ухода с пути дорогого и опасного чрезмерного развития. В 1963 году, когда мир чудом избежал ядерной катастрофы, физик Макс Борн написал: «Мир во всем мире, который сегодня стал меньше - больше не является Утопией, а, скорее, является необходимостью и условием для выживания человечества». Эти слова верны сегодня как никогда.