27

Особый случай Франции?

ПАРИЖ – Французская экономика оказалась в центре очень оживленной глобальной дискуссии о том, насколько сильно можно расширять роль государства и госрегулирования в демократическом капитализме. Для тех, кто придерживается левых взглядов, щедрая система социального обеспечения Франции и её сильные профсоюзы являются формулой государства всеобщего благосостояния. Для сторонников правых взглядов, раздутые и склонные во всё вмешиваться власти Франции являются рецептом лишь для векового спада. В данный момент правыми выглядят правые.

Когда-то Франция была экономически почти равна Германии, но за прошедшее десятилетие сильно отстала: её подушевой ВВП сейчас примерно на 10% ниже. Франция может накачивать свой политический вес, но экономический вес она активно сбрасывает.

Когда кто-нибудь начинает предлагать преобразование еврозоны в трансферный союз (как, например, это сделал недавно министр экономики Франции Эммануэль Макрон), предполагается, что Германия потащит всех остальных на своих плечах. Но почему только Германия должна нести такую ответственность? Размеры экономики Франции составляют примерно три четверти немецкой. Убедив немцев в том, что французы готовы и могут нести часть положенных расходов, можно прийти к необходимым компромиссам, которые до сих пор казались невозможными.

Сейчас очень немногие испытывают уверенность в экономическом будущем Франции. Хорошая новость в том, что Франция не такая уж и французская, как пытается выглядеть. Да, в стране 35-часовая рабочая неделя, но компании могут поторговаться по поводу этого ограничения, предложив повышенную оплату за сверхурочную работу. По всей видимости, в реальности длительность рабочей недели большей части занятых близка к 39 часам.