0

Свобода, безопасность и терроризм

В данный момент Америка находится в лихорадочном поиске основополагающего принципа, на котором она могла бы построить внешнюю и оборонную политику. В течение почти полувека, вплоть до падения советской системы в начале 90-х, стержневой доктриной, направляющей политику США в области национальной безопасности, было сдерживание коммунизма. ``Война с терроризмом'' стала удобной заменой этому принципу. Но она не может обеспечить надёжного (или сколько-нибудь привлекательного) фундамента для роли, которую суждено играть Америке в мире в 21-м веке.

Поиск новой выдающейся стратегии, или же как минимум нового организующего принципа, осложняется тем, что мы живём в революционные времена - беспрецедентную эру нескольких революций одновременно, каждая из которых является грандиозной и исторической.

Благодаря глобализации интернационализируются рынки, финансы и коммерция, в то время как благодаря информационной революции меняется стиль нашей работы, учёбы и общения. Обе революции приносят пользу развитому миру Запада, но углубляют пропасть между ``богатыми'' и ``бедными'', в данном случае теми, кто не может предложить для обмена готовой продукции, услуг или ресурсов или не имеет доступа к новым технологиям.

Они также способствуют третьей революции, размыванию суверенитета - и, следовательно, авторитета, - национального государства. Банкротство государств, особенно искусственно сконструированных великими державами после войн или наспех скроенных прежними колониальными властями, становится серьёзной международной проблемой и обещает остаться таковой. По мере размывания авторитета государства на сцену выходит четвёртая, и потенциально самая опасная, революция: трансформация войны и изменение природы конфликта.