0

Французская политика вокруг самобытности

Одним из больших сюрпризов нынешней президентской кампании во Франции является то, как «национальная самобытность» вышла на первый план в политических дебатах. Во время кампании 1995 года главными вопросами были безработица и социальное неравенство. В 2002-м приоритетом стала безопасность. Но три основных кандидата этого года – Николя Саркози, Сеголен Руаяль и Франсуа Байру – придали кампании совершенно новое направление.

Саркози, например, предлагает учредить министерство по иммиграции и национальной самобытности. Аналогично, и Руаяль, хотя она старательно подчеркивает различие между нацией и национализмом, отходит от старинной приверженности Социалистической партии «Интернационалу», защищая вместо него «Марсельезу» и предлагая всем гражданам вывешивать французский флаг в День нации. Байру критикует «зацикленность на национализме» своих конкурентов, но он поддерживает аннулирование jus soli (права получения гражданства Франции по рождению) для людей с французского острова Майотт, из-за массового притока беременных женщин на этот остров.

В свою очередь, лидер крайне правых, Жан-Мари Ле Пен, говорит, что очень доволен этой эволюцией. Действительно, дебаты о национальной самобытности вовсе не новы. Проблема в том, что французская самобытность всегда слагалась из противоречивых, а иногда и противоборствующих элементов, таких как католическая и светская традиции Франции, ее революционная идеология и консервативные наклонности, а также культурные воззрения ее деревенских жителей и рабочего класса.

Историк Эрнест Ренан, размышлявший о национальной самобытности после поражения Франции во франко-прусской войне в 1871 году, определил нацию как «душу», состоящую из двух частей. Одна часть, «богатое наследие воспоминаний», коренится в прошлом, в то время как другая, связанная с настоящим и открывающая путь в будущее, состоит из совокупной воли граждан строить свою общественную жизнь вместе. Ренан считал эту волю к совместной жизни более важной, нежели любое этническое определение, и сформулировал французскую идею нации диаметрально противоположно почти расовому представлению о народе (нем. Volk), доминирующему в немецкой традиции.