0

Французская модель не работает

Хроническое недомогание Франции характеризуется периодическими взрывами протеста. Кажется, что между двумя последними эпизодами – беспорядками и поджогами во французских городах осенью прошлого года и успешной студенческой кампанией против нового закона, регулирующего вступление молодых людей на рынок труда, в начале текущего года – мало общего. Но связывающей нитью между ними являются молодежь, безработица, неопределенность будущего, а также удушающий патернализм государства, лежащий в основе самого французского недомогания.

Рассмотрим, например, такую желанную цель, как гарантия занятости. Французское правительство постаралось достичь ее единственным известным ему способом – дополнительным регулированием. Неудивительно, что правила, усложняющие процесс увольнения существующих работников, отбивают у работодателей желание нанимать новых. Те, кто имеет рабочие места, пользуются чрезмерной защитой, в то время как препятствия к вступлению на рынок труда для миллионов людей являются практически непреодолимыми.

В результате, средний уровень безработицы в текущем десятилетии составил 10% и не опускался ниже 8% за последние 20 лет. И, в то время как общий уровень безработицы остается на стабильном, хотя и шокирующе высоком уровне, уровень безработицы среди молодых людей (в возрастной группе от 16 до 24 лет) подскочил с 15.3% в 1990 году до 21.4% в 2005.

Благожелательный патернализм Франции негативно отражается на молодых людях и вне рынка труда. На бумаге перераспределение богатства за счет высоких налогов и государственных трансфертов, отражающих республиканские идеи равенства и социальной сплоченности ( fraternité ), принесло хорошие результаты. В отличие от большинства других стран Организации экономического сотрудничества и развития, где неравенство в обществе выросло за последние 30 лет, неравенство доходов во Франции до уплаты налогов слегка сократилось или, в худшем случае, осталось на том же уровне с 1970 по 2000 годы.