15

Так кто же всё-таки проводил количественное смягчение?

КЕМБРИДЖ – Не будет преувеличением сказать, что в период между 1913 годом (когда был основана Федеральная резервная система США) и второй половиной 1980-х ФРС была едва ли не единственным центральным банком в мире, систематически покупавшим казначейские облигации США. В указанный период ФРС владела в разные годы от 12% до 30% всех торгуемых на рынке ценных бумаг казначейства США (см. график). После Второй мировой войны пик этих операций пришёлся на попытки ФРС оживить экономику США, притормозившую из-за первого резкого подъема нефтяных цен в 1973 году.

Мы больше не живём в американо-центричном мире, где ФРС является единственным крупным игроком, чья денежно-кредитная политика влияет на ситуацию с ликвидностью как внутри страны, так и (в значительной степени) в зарубежных странах. За несколько лет до мирового финансового кризиса (и задолго до того, как термин «количественное смягчение» – сокращённо QE – стал устоявшимся выражением современной финансовой лексики) количество казначейских облигаций США, принадлежавших иностранным центральным банкам, стало приближаться, а иногда даже превосходить, аналогичный показатель ФРС.

Масштабная покупка казначейских облигаций США иностранными центральными банками началась ещё в 2003 году, то есть за несколько лет до начала первого раунда программы количественного смягчения (QE1), официально стартовавшего в конце 2008 года. Натиск зарубежных центральных банков – назовём это нулевым раундом количественного смягчения (QE0) – возглавлял Народный банк Китая. К 2006 году (это год пика пузыря на рынке недвижимости в США) иностранные государственные институты владели примерно третью всех торгуемых на рынке казначейский облигаций США, что примерно в два раза превышало долю ФРС. Перед тем как ФРС начала программу QE1, их доля достигала уже примерно 40%.

Растянувшись на целое десятилетие (2003-2013), QE0 стала самой последовательной и непрерывной программой скупки центральными банками казначейских облигаций США в истории. Трудно точно сказать, до какой степени успех программы QE1, проводившейся ФРС во время кризиса ради снижения процентных ставок, объясняется тем, что её поддерживали одновременные аналогичные действия иностранных центральных банков, в первую очередь, азиатских. Однако не случайно то, что последующие программы ФРС (QE2 и QE3), не сопровождавшиеся крупными операциями зарубежных покупателей, оказали, как видим, лишь умеренное влияние на финансовые рынки.