0

Ради лучшего и большего Союза

НЬЮ-ЙОРК: Через десять лет после падения Берлинской Стены Европейский Союз наконец-то может исполнить свое обещание о приеме в члены Союза, данное бывшим коммунистическим странам. Европейская Комиссия Романо Проди разработала далеко идущую стратегию расширения. Ее характерными чертами являются большая открытость и гибкость на переговорах, и более четкая мотивация для стремящихся к членству стран точнее следовать политическим, экономическим и институциональным стандартам ЕС. Если это сработает, то Союз станет крупнейшим в мире примером успешной демократии свободного рыночного типа.

Расширение ЕС - немалая задача. Притирка потенциальных новичков к нормам ЕС требует времени; переговоры по вопросам условий вступления могут оказаться довольно сложными; а сам ЕС должен реформировать свои институты с тем, чтобы приспособить их для будущего Союза, который, возможно, будет насчитывать 30 членов.

Копнуть глубже, и выяснится, что коллективный альтруизм ЕС по отношению к Востоку зачастую прикрывал погоню за национальными интересами. Для Союза, разделенного на жертвователей и получателей пожертвований, с экономической точки зрения расширение означает, что оно принесет с собой гораздо более бедные страны. Либо нынешние дарители предоставят больше пирога, либо нынешние получатели согласятся на меньший кусок. Поскольку любой договор о вступлении должен быть единогласно одобрен, то налицо потенциальный тупик. Испанцы и ирландцы ворчат, что не позволят своим гражданам проиграть полякам, или венграм, или латышам.

Поэтому до недавнего времени, по крайней мере на бумаге, ЕС отказывался начинать переговоры о вступлении со странами-кандидатами до тех пор, пока те не выполнят ряд обременительных требований. Хотя можно оспаривать, сумели ли страны, с которыми переговоры были начаты в 1998 году (Кипр, Чешская Республика, Эстония, Венгрия, Польша и Словения), действительно перескочить барьер, но планка была поставлена высоко. В результате, перспектива принятия в ЕС мало что означала для стран, которые все еще не могли соответствовать строгим критериям. Но отсутствие прогресса в этих странах угрожает превратить Европу в разделенный континент: половину крепости удерживают богатые, в другой царит беднота. Потрясения этнических войн внесли свой вклад в то, чтобы идея расширения стала рассматриваться как приманка для отстающих на пути реформ.