2

Возвращаясь к инвестициям

ЖЕНЕВА – В прошлом месяце, на саммите G20 в Ханчжоу, Китай, мировые лидеры наметили амбициозный план для “новой эры глобального роста”. Но они упустили ключевой ингредиент: установление инвестиционного климата.

Общепринятое мнение гласит, что с помощью эффективных финансовых рынков, семейные сбережения попадут в компании, которые могут целесообразнее вложить деньги для продуктивного использования. Однако, во многих развивающихся странах, более легкий доступ к финансированию – за счет неограниченных трансграничных потоков капитала и дерегуляции финансового рынка – до сих пор не привел к большему финансированию долгосрочных инвестиций, особенно в производство.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Инвестиционные решения зависят от целого ряда комплексных факторов и ограничений, а сочетание государственного и частного финансирования имеет решающее значение для успешного внедрения новых проектов. В Восточной Азии, которая в последние годы пережила бурный рост и развитие, директивные органы не только допускают, но и поощряют, более высокие корпоративные прибыли, при условии, что они направлены на инвестиции в производство. В результате, не менее чем четыре пятых инвестиционных расходов крупных Восточно-Азиатских компаний финансируется из нераспределенной прибыли, в то время как находящиеся в государственной собственности финансовые институты способствовали сохранению темпов роста за счет инвестиционной активности.

Дисбаланс межд�� прибылью и инвестициями является одной из основных причин сегодняшнего медленного роста, как в развитых, так и развивающихся странах; до тех пор, пока проблема не будет решена, результатом может стать более широкий кризис легитимности для корпоративного управления и экономического урегулирования.

В странах с развитой экономикой, корпоративная рентабельность неуклонно растет, отчасти благодаря стратегии “преимущественного права акционеров”, которая ориентирована на принятие краткосрочных решений, меры по сокращению расходов, а также другие формы финансового инжиниринга, поощряемые институциональными инвесторами. В той или иной степени, традиционная стратегия “сохранить-и-инвестировать” заменяется стратегией “сокращать-и-распределять”, в результате чего прибыль расходуется на увеличение дивидендов, выкуп акций, и слияния и поглощения.

В развивающихся экономиках, глобальные финансовые потоки наиболее зримо содействовали макроэкономическим потрясениям, способствуя экономической нестабильности, которая сокращает корпорациям горизонт инвестиционного планирования. В последнее время, мы также видим, что компании развивающихся стран преследуют одни и те же стратегии корпоративного управления, что и фирмы в развитых странах. Судя по балансам нефинансовых компаний, соотношение инвестиций к прибыли снизилось с 1995 по 2014 год, с наиболее резким снижением в Бразилии, Малайзии, Южной Корее и Турции.

Крупные государственные корпорации менее распространены в большинстве развивающихся стран, чем в развитых странах; но для тех фирм, что регулярно распределяют дивиденды в развивающихся экономиках, выплаты акционерам увеличивались, даже когда доходность оставалась примерно такой же. Такие фирмы, также накапливают финансовые активы – иногда быстрее, чем они накапливают корпоративный долг – что говорит о том, что на либерализованых финансовых рынках им не хватает выгодных долгосрочных инвестиционных возможностей и выбора портфельных инвестиций.

Было бы преждевременно утверждать, что в развивающихся странах отношения между прибылью и инвестициями распались. Однако, с повсеместным ростом корпоративной рентабельности, инвестиционные тенденции во всем мире (за исключением Китая и Индии) были слабыми, что соответствовало действительности еще до мирового финансового кризиса 2008 года.

В то же время, финансиализация продолжает нарушать макроэкономическую стабильность во всем мире. Например, программы количественного послабления развитых экономик способствовали избыточной ликвидности – и тем самым привели к недавнему взрыву корпоративного долга в странах с развивающейся экономикой. На примере этих стран, долларовый долг нефинансовых корпораций вырос в среднем, на 40%, с 2010 по 2014 год; с 2007 по 2015 год, их коэффициенты обслуживания долга также выросли на 40%. Эти цифры свидетельствуют о системном банковском кризисе в процессе становления.

Более того, долговое финансирование инвестиций было сосредоточено на высоко цикличных, ориентированных на природные ресурсы секторах, которые не способствуют инклюзивному и устойчивому росту. На самом деле, всего на семь секторов – нефть и газ, электричество, строительство, промышленное сырье, недвижимость, телекоммуникации, а также горнодобывающую промышленность – приходится более двух третей от общего прироста, как задолженностей, так и инвестиций. Это говорит о том, что легкий доступ к дешевым деньгам и долговое финансирование не благоприятствовало высокотехнологичным секторам, которые вносят наибольший вклад в повышение производительности.

Для того, чтобы изменить эти тенденции, мы должны сначала изменить эту тенденцию в странах с развивающейся экономикой в сторону высоко финансиализированных корпоративных стратегий. Это потребует как изменений в области корпоративного управления в целом, так и в механизмах стимулирования в нефинансовых корпорациях, включая льготный налоговый режим для нераспределенной прибыли и долевого финансирования, а также специальных амортизационных льгот для реинвестированной прибыли.

Помимо корпоративного управления, мы должны восстановить равновесие в отношениях прибыль – инвестиции, посредством как институциональных, так и общественно-политических инициатив, а также активной индустриальной политики. Это потребует реформирования и углубления банковской системы, чтобы обеспечить достаточный кредитный потенциал для долгосрочных инвестиций, в том числе для малых и средних предприятий.

Fake news or real views Learn More

Что касается макроэкономической среды, правительства могут улучшить условия за счет государственных инвестиций, в частности в инфраструктуру, что позволит увеличить производительность и добавить прибыльности частному сектору. И наконец, международное сообщество должно приложить решительные усилия по контролю за уклонением от уплаты налогов и оттоком капитала, которые разрушают базу государственных доходов.

Долгосрочные инвестиции в производственные активы имеют важное значение для обеспечения устойчивого роста, в котором нуждаются развивающиеся страны. Но он не будет достигнут, если будут сохранены условия способствующие краткосрочным стратегиям.