3

Игра ФРС основана на переизбытке трудовых ресурсов

ЛОНДОН – В последние недели Федеральный резерв США оказал поддержку рынкам, решив, что нормализация монетарной политики должна проводиться мягче. В конце марта председатель ФРС Джанет Йеллен выступила с заявлением, которое оказалось менее агрессивным, чем ожидалось. А на последнем заседании ФРС было предложено принимать решения о повышении учётной ставки на четверть процентного пункта не четыре раза в течение 2016 года, в только два. В ответ на это инвесторы начали продавать доллары США, стоимость акций и казначейских облигаций США стала расти, так же как и цены на сырьё и активы в развивающихся странах.

На первый взгляд, такое развитие событий кажется странным. Решение ФРС очевидно противоречит имеющимся признакам ускорения темпов инфляции в США. Высказывается мнение, что Федеральный резерв таким образом отреагировал на страхи по поводу перспектив роста мировой экономики, однако в этом случае мы бы вряд ли увидели рост цен на рискованные активы, прежде всего, сырьё и активы в развивающихся странах. Впрочем, у данного противоречия есть логическое объяснение, и оно связано с потенциально очень высокими ставками в игре ФРС.

Прежде чем мы перейдём к описанию этой игры, имеет смысл упомянуть другие предлагаемые объяснения нынешнего рыночного ралли. Первое из них указывает на политику монетарного смягчения, проводимую Европейским центральным банком и Банком Японии. Но дело в том, что отрицательные процентные ставки и выпрямившиеся кривые доходности негативно влияют на прибыли банков; связь между экстраординарными монетарными мерами и ростом инфляции остаётся слабой; и, конечно, монетарную политику сейчас определяет снижение доходности.

Согласно другой точке зрения, ограничения поставок нефти странами ОПЕК помогают поддерживать нефтяные цены и, тем самым, производителей нефти с высокой себестоимостью в Северной Америке. Однако эта логика основана в большей степени на корреляции, чем на причинно-следственных связях. ОПЕК не принимала решения о сокращении добычи: лишь несколько членов организации согласились заморозить производство. Реальное сокращение глобального переизбытка предложения нефти произойдёт лишь после естественного спада объёмов добычи, когда действующие скважины иссякнут на фоне отсутствия новых инвестиций.