0

Надежда на жир

АТЛАНТА – По общему признанию, нас постигла эпидемия ожирения. Люди набирают все больше веса. Дети становятся более полными, чем их родители. Эпидемии, связанные с ожирением, сегодня стали очевидными: диабет 2 типа, учащенное сердцебиение и сердечнососудистые заболевания, а также заметный рост злокачественных опухолей, вроде рака молочной железы. Эпидемия «глобоожирения» характерна не только для богатых, но и для бедных стран.

Действительно ли люди являются настолько толстыми, что это представляет угрозу здоровью? Безусловно, существуют болезненно толстые люди, вес которых ставит под угрозу их жизни. Взять, например, британского тюремщика Дэниела Ламберта (1770-1809), который был ростом 5 футов и 1 дюйм (155 сантиметров) и весил 739 фунтов (335 килограмм), при этом он не ел «более одной порции за один прием пищи». После смерти Ламберт запомнился всем, как человек очень «сдержанный». Другими словами, его считали человеком здоровым и счастливым.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Похоже, что проблема сегодня заключается в том, что мы демонизировали «жир», даже среди тех людей, кто скорее имеет «избыточный вес», нежели является «толстым». В самом деле, мы занизили границу «избыточного веса» настолько, что теперь она включает в себя людей, которые считались «нормальными» еще поколение назад. Мы стали считать жир главным риском здоровья людей в мире, а толстых людей причиной ряда социальных проблем, от чрезмерной нагрузки на систему здравоохранения, до риска, который они представляют своим собственным семьям.

Было выделено несколько причин - некоторые из них противоречащие друг другу - тучности. Некоторые указывают на изменение «качества жизни»: мы живем дольше, работаем на менее физически трудных работах и имеем более легкий доступ к большему количеству пищи. Кроме того, мы имеем широкий доступ к «плохой» или «быстрой» дешевой пище с отсутствием возможностей для физической активности в крайне бедных регионах: этот аргумент называют «тучностью от бедности», то есть, бедность является фактором, содействующим болезненному увеличению веса.

Другие утверждают, что во всем виновата наша индивидуальная психологическая структура: пища для нас является средством манипулирования нашей окружающей средой. Согласно такому предположению, тучность относится к тем же проблемам, что и нарушение режима питания или нервная анорексия, которые приравниваются к психическим расстройствам. Однако потребление слишком большого количества пищи также является зависимостью, которая, в настоящее время, аналогичным образом в медицине рассматривается, как индивидуальная или групповая генетическая патологическая предрасположенность.

С другой стороны, тучность иногда рассматривается генетически определенной «нормальной» предрасположенностью, что объясняется эволюционным биологическим стремлением к накоплению телесного жира для предотвращения голодания во времена недостатка пищи. Это аргумент известен как «об-ген», впервые он был выдвинут Иин Чжан и ее коллегами в своем исследовании 1994 года относительно генетики ожирения мышей, выводы которого экстраполировали полученные результаты исследования на людей.

Тучность также может быть вызвана нарушением нормального роста, вызванного патоло��ическими изменениями - от опухолей до старения (которые также считаются патологическими) - в эндокринной системе. Чем старше мы становимся, тем больше набираем жира, независимо от того что мы едим, хотя это, похоже, противоречит аргументу «об-ген» относительно того, что мы должны набирать жир, чтобы избежать голода. С этой точки зрения, стареющее население подразумевает более толстое население в Соединенных Штатах, Китае, Японии и большей части Европы.

Наконец, тучность может являться результатом инфекции, вызываемой агентом, заставляющим нас откладывать жир. В наши дня таким агентом является аденовирус 36 (Ад-36), который стимулирует рост и воспроизводство жировых клеток, а также заставляет незрелые жировые клетки взрослеть гораздо быстрее, по крайней мере, на примере цыплят.

Безусловно, на «реального» человека влияние могут оказывать любые из этих причин - социальные, психологические или генетические. Однако все они расценивают тучность в качестве объекта для вмешательства. Модель народного здравия является очень привлекательной, хотя список дублирующих и противоречащих друг другу причин подразумевает большее уважение к факторам, находящимся за пределами нашего контроля. Как сказал Святой Августин: «Пребывая в этих искушениях, я ежедневно борюсь с чревоугодием. Тут нельзя поступить так, как я смог поступить с плотскими связями: обрезать раз и навсегда и не возвращаться».

Так становимся ли мы слишком толстыми на самом деле? Что означает понятие «слишком толстый» в рамках индивидуального счастья и здоровья? Почему мы становимся (если мы действительно становимся) более толстыми?

Fake news or real views Learn More

Если здесь кроется вопрос общественного здоровья, то это вполне может быть ряд проблем, связанных с ошибочным предположением: увеличение объемов тела напрямую связано с плохим здоровьем. Не говоря уже о том, что не существует каких-либо проблем со здоровьем, связанных с жиром, тем не менее, мы подняли моральную панику относительно влияния избыточного веса на общество, семью и на наше счастье. Международная эпидемия ожирения, вызванная заговором между производителями быстрого питания и нашими генами, выглядит совершенно сверхъестественной: однако культура питания основана на том, что мы должны бороться с этой эпидемией.

Каждый возраст, культура и традиция определяют недопустимые для массы тела параметры – вред здоровью, уродливость или испорченность. Мы должны относиться к этому, как к процессу создания идеального или нормального тела - такого, которое мы хотели бы иметь, но почти наверняка никогда не будем.