A television cameraman tests his equipment Paul J. Richards/Getty Images

Ложные представления о реальной политике

ЖЕНЕВА – В эпоху сеющих распри социальных сетей и тенденциозных «фейковых новостей» идея, будто «действия говорят громче слов», перестала быть верной. Мы заново начинаем понимать, что слова являются одновременно силой и проблемой, особенно в контексте геополитики. Недавняя сессия Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке стала самым свежим напоминанием о том, что в дипломатии слова по-прежнему имеют значение.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

Много внимания привлекла ремарка президента США Дональда Трампа, что у США «не будет иного выбора, кроме как полностью разрушить Северную Корею», если Корейская Народно-Демократическая Республика (КНДР) начнёт угрожать США или их союзникам. И действительно, большинство военных экспертов согласны, что реальная («кинетическая») война на Корейском полуострове может уничтожить КНДР, а вместе с ней, вполне вероятно, и Южную Корею.

Однако другие моменты речи Трампа в ООН, а особенно его пассаж о национальных интересах и суверенитете, требуют дополнительных размышлений. Трамп не делает секрета из своего желания поставить интересы Америки на первое место, и он повторил это обещание с трибуны ООН. Но он призвал и остальных лидеров ставить интересы своих стран тоже на первое место. «Для преодоления рисков настоящего и исполнения надежд на будущее мы должны начать действовать, опираясь на мудрость прошлого, – сказал Трамп. – Наш успех зависит от коалиции сильных и независимых наций, которые отстаивают свой суверенитет ради безопасности, процветания и мира для себя и для всей планеты».

Можно сделать вывод, и многие его уже сделали, что подобные заявления сигнализируют о возрождении американской склонности к «реальной политике» (Realpolitik) в мировых делах. Как отмечает историк Джон Бью в своей вышедшей в 2016 году книге об истории данного термина, подобного качания маятника можно было ожидать: «Наши внешнеполитические дискуссии эволюционируют циклично; и в этих циклах политики объявляют себя либо более склонными к идеализму, либо к реализму».

Однако книга Бью напоминает нам также о том, что однобокое следование национальным интересам (а тот тип мировоззрения, который защищает Трамп) в принципе не является «реальной политикой», если оно не сопровождается какой-либо преображающей идеей или нормативной целью. Отказ от моральных соображений в мировых делах лишь ослабит США и всех, кто будет копировать их поведение.

Концепция «реальной политики» возникла из противоречивых итогов европейских революций 1848 года, когда у будущего объединения Германии имелось множество вероятных вариантов, но при этом была ясна более крупная политическая цель – международный порядок, состоящий из сильных государств-наций. А после провозглашения Трампом доктрины «Америка прежде всего» мир столкнулся с вопросом: а в чём собственно сейчас цель этого политического реализма.

Один из вариантов ответа был озвучен на ежегодной встрече Всемирного экономического форума в Давосе в начале этого года. Председатель КНР Си Цзиньпин твёрдо выступил в защиту глобализации и подчеркнул, что, на его взгляд, реализуя национальные повестки, государства должны ставить свои цели «в более широкий контекст» и «воздерживаться от достижения собственных интересов в ущерб остальным».

Если лидеры двух самых могущественных стран мира столь фундаментально расходятся в своих подходах к международным отношениям, какими могут быть перспективы укрепления глобального сотрудничества?

История полна примеров конфликтов, когда восходящая держава бросает вызов влиянию и интересам уже существующей. Во время Пелопоннесской войны, как писал греческий историк Фукидиду, «именно подъём Афин и страх, который он вызывал в Спарте, сделал эту войну неизбежной». Мир крайне озабочен тем, чтобы Китай и США избежали «ловушки Фукидида» (этот термин сформулировал Грэм Аллисон), равно как и тем, чтобы геостратегические разногласия в других регионах не приводили к насилию.

Биолог из Стэнфорда Роберт Сапольски утверждает, что поведенческая дихотомия, которая может выглядеть неизбежной и критически важной в одну минуту, при определённых обстоятельствах способна «испариться за мгновение». По мнению Сапольски, примирению соперников и наведению мостов в противостоянии «мы-они» может помочь «контактная теория», выдвинутая в 1950-х годах психологом Гордоном Олпортом. «Контакт», будь это контакт между детьми в летнем лагере или между переговорщиками за круглым столом, может привести к улучшению взаимопонимания при условии, что взаимодействие является длительным, происходит на нейтральной территории, ориентировано на результат, а также является неформальным, личным и избегает тревог или конкуренции.

Критически важно то, что говорится во время этого взаимодействия. Как отмечает лауреат Нобелевской премии по экономике Роберт Шиллер, рассказы, и не важно, правдивые они или нет, являются двигателем крупных решений, особенно при осуществлении экономического выбора. В своём исследовании «нарративной экономики» Шиллер подчёркивает то влияние, которое «вирусные» истории могут оказывать на мировую экономику. Он подчёркивает, что выбор людей и оценка ими текущих событий отчасти базируется на рассказах о событиях прошлого, которые они слышали. Например, мировой финансовый кризис 2007-2009 годов называют «Великой рецессией», потому что болезненные рассказы о Великой депрессии до сих пор сохраняются в нашей коллективной памяти.

Аналогичным образом слова и представления влияют на международные отношения. Представления, которые появляются в ответ на национальные, региональные и глобальные распри (или как их следствие) часто структурируются в виде дихотомии «мы-они». Однако эти национальные рассуждения, несмотря на их привлекательность для части населения, нельзя путать с «реальной политикой», поскольку они лишены инноваций, вдохновения и идеализма, необходимых для преображающих перемен.

Общественные представления о необходимости сохранять односторонние выгоды от глобальной интеграции, при этом ограничивая коллективные обязательства, действительно могут стать «вирусными» внутри страны, когда её гражданам не хватает чуткого лидерства, внимательного к местным и национальным проблемам. Однако общая идентичность и коллективная цель становятся при этом недостижимыми, несмотря на тот факт, что мы живём в эпоху социальных сетей.

Сам по себе этот факт не освобождает правительства от их региональных и глобальных обязательств. Политические, экономические и социальные разломы, которые сейчас появились, не должны приводить к нетерпимости, нерешительности и бездействию. Именно поэтому на ежегодной встрече ВЭФ будет сделана попытка вернуть внимание лидеров к проблеме выработки коллективной идеологии, которая будет укреплять сотрудничество при жизни нынешнего поколения и всех грядущих.

http://prosyn.org/VkQO0bA/ru;

Handpicked to read next

  1. Patrick Kovarik/Getty Images

    The Summit of Climate Hopes

    Presidents, prime ministers, and policymakers gather in Paris today for the One Planet Summit. But with no senior US representative attending, is the 2015 Paris climate agreement still viable?

  2. Trump greets his supporters The Washington Post/Getty Images

    Populist Plutocracy and the Future of America

    • In the first year of his presidency, Donald Trump has consistently sold out the blue-collar, socially conservative whites who brought him to power, while pursuing policies to enrich his fellow plutocrats. 

    • Sooner or later, Trump's core supporters will wake up to this fact, so it is worth asking how far he might go to keep them on his side.
  3. Agents are bidding on at the auction of Leonardo da Vinci's 'Salvator Mundi' Eduardo Munoz Alvarez/Getty Images

    The Man Who Didn’t Save the World

    A Saudi prince has been revealed to be the buyer of Leonardo da Vinci's "Salvator Mundi," for which he spent $450.3 million. Had he given the money to the poor, as the subject of the painting instructed another rich man, he could have restored eyesight to nine million people, or enabled 13 million families to grow 50% more food.

  4.  An inside view of the 'AknRobotics' Anadolu Agency/Getty Images

    Two Myths About Automation

    While many people believe that technological progress and job destruction are accelerating dramatically, there is no evidence of either trend. In reality, total factor productivity, the best summary measure of the pace of technical change, has been stagnating since 2005 in the US and across the advanced-country world.

  5. A student shows a combo pictures of three dictators, Austrian born Hitler, Castro and Stalin with Viktor Orban Attila Kisbenedek/Getty Images

    The Hungarian Government’s Failed Campaign of Lies

    The Hungarian government has released the results of its "national consultation" on what it calls the "Soros Plan" to flood the country with Muslim migrants and refugees. But no such plan exists, only a taxpayer-funded propaganda campaign to help a corrupt administration deflect attention from its failure to fulfill Hungarians’ aspirations.

  6. Project Syndicate

    DEBATE: Should the Eurozone Impose Fiscal Union?

    French President Emmanuel Macron wants European leaders to appoint a eurozone finance minister as a way to ensure the single currency's long-term viability. But would it work, and, more fundamentally, is it necessary?

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now