Skip to main content

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions

acemoglu13_Mlenny Getty Images_berlinwalltheendsign Mlenny/Getty Images

Падение Берлинской стены и социал-демократия

КЕМБРИДЖ (США) – Уже 30 лет назад было понятно, что падение Берлинской стены изменит всё. Но что именно будет означать эта перемена для мировой политики в XXI веке, ещё только предстоит увидеть.

К 1989 году Советский Союз (и коммунизм в целом) обрёк десяти миллионов людей на нищету и оказался явно не способен конкурировать с экономической моделью Запада. За четыре десятилетия Холодная война унесла миллионы жизней на различных театрах боевых действий по всему миру (конфликты там были намного горячее, чем предполагает название этой войны) и стала предлогом для репрессий и господства элиты в десятках стран Латинской Америки, Африки и Азии.

Но, несмотря на все её позитивные последствия, эпоха, наступившая после Холодной войны, одновременно опрокинула западный социал-демократический порядок (общественный договор): система социальной защиты, регулирование, государственные услуги для всех, налоговая политика перераспределения доходов, наконец, институты рынка труда, которые длительное время защищали работников и малоимущих. По мнению политолога Ральфа Дарендорфа (его цитирует покойный Тони Джадт), достигнутый тогда политический консенсус стал «величайшим прогрессом, когда-либо наблюдавшимся в истории». Он не только позволил ограничить, а затем и снизить уровень неравенства в большинстве развитых стран; он способствовал ещё и десятилетиям устойчивого роста экономики.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

https://prosyn.org/4BWLv1tru;

Edit Newsletter Preferences