0

Уход со сцены международного правосудия

Недавно я принимала участие в конференции в Белграде под названием «Преодоление прошлого в бывшей Югославии». Хотя остальная посткоммунистическая Европа стояла перед подобным вопросом десять лет назад, балканские войны 1990-х годов оставили как их виновников, так и жертв застрявшими во временном отрезке запоздавшего правосудия.

По дороге в белградский отель «Хиатт» участников конференции встретила группа разгневанных демонстрантов, состоявшая в основном из немолодых людей, с плакатами с надписью «Свобода Милошевичу». В суматохе, связанной с появлением прессы и сотрудников служб безопасности, они встретились лицом к лицу с Карлой дель Понте – главным прокурором Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии в Гааге. Дель Понте старается добиться от сербского правительства сотрудничества по все еще незавершенным делам Радована Караджича и Ратко Младича, отдавших приказ, осуществивших и лично следивших за убийством 7000 мусульман – мужчин и мальчиков – в городе Сребреница в 1995 году.

Позиции демонстрантов достаточно распространены в сербском обществе. Почти десять лет спустя начала работы Гаагского трибунала все еще продолжаются бурные дебаты по вопросам ответственности за военные преступления, и не существует общего согласия даже по самым основным фактам конфликта в Боснии, Хорватии и Косово. Попытка сербского премьер-министра (тогда президента) Воислава Коштуницы в 2001 году учредить комиссию правды была с самого начала обречена на неудачу из-за подозрений в необъективности и была расформирована в течение года.

Гаагский трибунал также находится в сложном положении. Процесс по делу Милошевича продолжается, против него выдвинуты обвинения в военных преступлениях, преступлениях против человечества и геноциде. Но сравнения с Нюрнбергским трибуналом после окончания Второй Мировой Войны потускнели: по ходу медленного судебного разбирательства, наблюдатели задаются вопросом, почему требуется столько времени на установление уголовной ответственности. В конце концов, во время Нюрнбергского процесса вынесение приговоров высшим чинам Третьего рейха заняло всего несколько месяцев.