1

Жена политического лидера сходит со сцены

НЬЮ-ЙОРК. Гражданская жена нового президента Франции Франсуа Олланда ‑ обаятельная политическая журналистка Валери Триервейлер, но это, кажется, никого не волнует. Гражданская жена президента Германии Йоахима Гаука ‑ журналистка Даниэла Шадт, но никому нет до этого дела. Гражданская жена губернатора Нью-Йорка Эндрю Куомо ‑ гуру домашнего очага Сандра Ли, но это никого не беспокоит. Этот список можно легко продолжить.

Означает ли это, что обожающая жена политического деятеля – настолько являвшаяся неотъемлемой частью политического ландшафта, что у нее были свои собственные отличительные символы, от вязаного костюма до мечтательного взгляда «снизу вверх» на своего мужа ‑ уходит в прошлое?

Надо признать, что, по крайней мере, в Америке, еще можно заработать политический капитал на роли жены политического деятеля. Президент Барак Обама, возможно, в первый раз столкнулся с падением числа голосов за свою кандидатуру и первым реальным оттоком женщин-избирателей, когда его соратница по партии Хилари Розен заявила, что Энн Ромни, жена Митта Ромни, кандидата на пост президента от Республиканской партии, «не работала ни одного дня в своей жизни». Однако реакция на комментарий Розен подчеркнула относительное отсутствие обычно преувеличенно пристального рассмотрения прически и одежды жены политического деятеля, ее профессии и кулинарного рецепта.

Всего лишь 20 лет назад, во время первой президентской кампании Билла Клинтона, карьера его жены Хилари, т.е. факт, что у нее была своя собственная карьера, разожгла бурные и оскорбительные дебаты. Проводился даже ее абсурдный «конкурс на лучший пирог» против первой леди Барбары Буш, во время которого она придумала свой собственный кулинарный рецепт, чтобы ублажить медленно умирающую культурную потребность в привязанности к семейному очагу, предусмотренную ролью.