0

Истощённая Италия

Италии предстоят, пожалуй, самые важные выборы, начиная с 1948 года, когда избиратели подтвердили появление новой итальянской республики на обломках фашистского режима Муссолини. 9-10 апреля итальянцы должны сделать выбор между правоцентристским правительством премьер-министра Сильвио Берлускони и левоцентристским блоком, возглавляемым Романо Проди. Но ни один из этих лидеров не кажется достаточно решительным, чтобы справиться с серьёзными экономическими проблемами.

Экономическое недомогание Италии очевидно. Общий экономический рост за последние пять лет был самым медленным в зоне евро – 3,2%, по сравнению со среднеевропейским показателем, равным 7,8%; два года экономика переживала застой. ВВП на душу населения также упал ниже средней величины для зоны евро. Занятость возросла, но производительность труда осталась на том же уровне, а общий показатель производительности труда снизился. В сочетании с сильным повышением обменного курса это привело к значительной потере конкурентоспособности и ослаблению экспорта. По-видимому, единственным сектором экономики, в котором наблюдается рост, являются книги об упадке Италии.

Берлускони заявляет, что статистические данные недостоверны, т.к. они скрывают всё более радужную реальность сегодняшних состоятельных итальянцев. Более трезвомыслящие члены правительства признают, что Италия стоит перед серьёзными проблемами, но они возлагают вину на неподвластные им факторы: ряд глобальных экономических потрясений, замедление темпов роста в континентальной Европе, принятие Китая во Всемирную торговую организацию и роль евро.

Но подобные объяснения неубедительны. Глобальные потрясения, а также вступление Китая (и других азиатских стран) в ВТО, затронули все европейские страны, но, например, экспорт Франции пострадал значительно меньше других, а экспорт Германии даже увеличился. Действительно, рост европейской экономики был замедлен небольшим ростом в Германии, но рост в Италии был значительно меньше, чем в Германии. Наконец, несмотря на то, что евро положило конец конкурирующей гонке девальваций, оно также дало Италии немалую выгоду: сокращение на 6% от ВВП процентных выплат по огромному государственному долгу, накопившемуся в 90-ых годах ХХ века.