0

Персонификация зла

КОЛЛЕДЖ-СТЕЙШН (шт. ТЕХАС, США). Приравнивание войны к борьбе с конкретными «злыми» личностями стало вездесущим, если не повсеместным, в современной международной политике. Войны – это битвы со злыми тиранами и нелегитимными правительствами, находящимися под их контролем. Подобная риторика помогает оправдывать войны, облегчает их ведение и поддержку, в особенности для избираемых лидеров, которые должны незамедлительно реагировать на любые изменения общественного мнения. Подобные речи одинаково хорошо работают в любом обществе нашего информационно перегруженного времени.

В таком случае, стоит ли удивляться, что политические лидеры постоянно персонифицируют международные конфликты. Увы, из-за подобных привычных уже речей теперь стало труднее избегать войн, труднее их заканчивать, и они стали более разрушительными.

Риторика персонифицированного зла легко видна на американских примерах, однако она едва ли является чисто американским явлением. Китайские лидеры обвиняют тайваньских лидеров в создании двусторонней напряжённости, а далай-ламу – во всех несчастьях Тибета. Также, протестующие всего мира утверждают о сходстве Джорджа Буша-младшего с Гитлером, а муллы всего исламского мира ритуально провозглашают президентов США дьяволами во плоти, одновременно указывая на свою всегдашнюю симпатию к американскому народу.

Последние американские лидеры, со своей стороны, считали практически невозможным применение военной силы без предварительного применения подобной риторики, действующей как заклинание и как обоснование агрессии. Наиболее известен пример 1917 г., когда Вудро Вильсон, стремясь к объявлению войны с Германией, сказал: «У нас нет вражды к немецкому народу. Мы испытываем к нему лишь чувства сострадания и дружбы. Не по его вине правительство Германии развязало эту войну». Виноваты были лишь Кайзер и его злые приспешники.