Amelie Querfurth/AFP/Getty Images

Еврозона должна реформироваться или умереть

ОКСФОРД – Во Франции президентом избран прореформаторски настроенный центрист, а в Германии кажется всё более вероятным переизбрание канцлера Ангелы Меркель. Означает ли это, что у застопорившегося проекта единой валюты в Европе есть надежда на будущее? Может быть, и есть. Но ещё одно десятилетие медленного роста экономики на фоне периодических долговых конвульсий по-прежнему выглядит более вероятным сценарием. Решительные шаги на пути к бюджетному и банковскому союзу могут значительно улучшить ситуацию. Но если не будут приняты меры по укреплению стабильности и устойчивости, шансы, что всё это завершится коллапсом, намного выше.

Да, конечно, в краткосрочной перспективе есть много поводов для оптимизма. Уже год еврозона демонстрирует солидное циклическое восстановление экономики и превосходит ожидания сильнее, чем экономика любой другой крупной развитой страны. Кроме того, избрание Эммануэля Макрона – это, вне всякого сомнения, эпохальное событие. Оно повышает надежды на то, что Франция оживит свою экономику в достаточной степени, чтобы стать полноценным и равным партнёром Германии в процессах управления еврозоной. Макрон и его команда экономистов полны многообещающих идей, при этом у него будет огромное большинство в Национальном собрании, позволяющее их реализовать (хотя ему бы помогло согласие Германии на расширение свободы в вопросах бюджетного дефицита в обмен на реформы). В Испании экономические реформы тоже начинают находить отражение в усилении долгосрочных тенденций роста.

Тем не менее, в целом ситуация не хорошая. Экономика Греции по-прежнему еле растёт после одной из худших рецессий в истории. Впрочем, те, кто винят в этом немецкую политику сокращения госрасходов, явно не смотрят на цифры. Подбадриваемая американскими экономистами левых взглядов, Греция плохо распорядилась пакетом финансовой помощи, предоставленным ей, вероятно, на самых мягких условиях в современной истории. В Италии дела идут намного лучше, чем в Греции, но это двусмысленный комплимент. Реальные доходы в Италии сейчас меньше, чем десять лет назад (впрочем, об этом трудно судить с уверенностью из-за гигантской теневой экономики в стране). В целом, для стран южной Европы единая валюта стала золотой клеткой: она заставила их навести сравнительный порядок в бюджетной и монетарной сферах, но при этом лишила возможности использовать валютный курс в качестве критически важной подушки безопасности на случай неожиданных шоков.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

http://prosyn.org/VSGc26Y/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.