Skip to main content

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions

sorensen1_LOUISAgOULIAMAKIAFPGettyImages_girlpinkoceansunset Louisa Gouliamaki/AFP/Getty Images

Европе нужна миграционная перезагрузка

БРЮССЕЛЬ – С начала года в Средиземном море утонули более 900 мигрантов, пытавшихся добраться до Европы. Тем временем спасательные суда «Open Arms» и «Ocean Viking» провели всё лето в поисках безопасной гавани, которая бы разрешила им высадить на берег их человеческий груз. На греческом острове Лесбос переполнены лагеря беженцев и мигрантов; столь же ужасающие условия наблюдаются и в лагерях временного содержания в Ливии. А Турция нарушает соглашение 2016 года, согласно которому она сдерживала поток мигрантов в Евросоюз.

Европа хочет помочь мигрантам и соблюсти нормы международного права, но она не хочет, чтобы они её заполонили. Произошедший в 2015-2016 годах всплеск количества прибывающих в Евросоюз беженцев и мигрантов (многие из них бежали от войны в Сирии) радикально ослабил взаимное доверие внутри союза. Этот огромный приток людей уменьшил уверенность правительств в надёжности внешних границ ЕС и системы предоставления убежища, а также продемонстрировал слабость партнёрств со странами происхождения мигрантов. В результате, миграция превратилась в политический футбол – к большому удовольствию популистов.

Новая Еврокомиссия во главе с председателем Урсулой фон дер Ляйен должна, следовательно, восстановить контроль над миграцией, одновременно уважая достоинство тех, кто ищет лучшей жизни. Для этого ей надо произвести перезагрузку подходов ЕС на четырёх направлениях, мобилизуя страны ЕС действовать в общеевропейских интересах.

Во-первых, Евросоюз обязан срочно обезопасить свою внешнюю границу – это обязательное условие сохранения открытости внутренних границ. Ни одна другая территория со свободой перемещения людей внутри её границ, в том числе такие страны, как США, Индия, Китая, Швейцария или Россия, не отдаёт контроль над своими внешними границами на аутсорсинг штатам или областям. Контроль над внешней границей ЕС должен быть коллективной задачей, а не только национальной.

Соответственно, надо ещё больше усиливать роль агентства пограничной и береговой охраны ЕС (Фронтекс), чьи сотрудники должны работать совместно со странами ЕС, в том числе на морских границах и в аэропортах. ЕС обязан также оживить инициативу «Операция София» для борьбы с контрабандой беженцами в Средиземноморье.

Во-вторых, Европе нужно по отдельности заниматься экономическими мигрантами и просителями убежища. Из-за того, что их объединили, система предоставления убежища оказалась на грани коллапса; разделение этих двух групп помогло бы гарантировать, что люди, которые опасаются за свою жизнь, могут рассчитывать на справедливое рассмотрение их дела, в ходе которого их права будут защищены.

Subscribe now
ps subscription image no tote bag no discount

Subscribe now

Subscribe today and get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, the PS archive of more than 14,000 commentaries, and our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

Для удовлетворения реальных экономических и социальных потребностей ЕС нужна эффективная система голубых и зелёных карт для экономических мигрантов – с совокупным целевым уровнем иммиграции. И власти не должны ждать наступления очередного миграционного кризиса, чтобы ввести эти систему.

А для этого Евросоюзу, возможно, придётся нарушить некоторые табу. Во-первых, численность экономических мигрантов, выходящих на рынок труда ЕС, должна быть признана вопросом общего интереса. Во-вторых, новая система должна чётко определять, какие именно мигранты приветствуются. В-третьих, надо спросить страны ЕС, какая помощь Евросоюза им может понадобиться, чтобы смягчить весь этот процесс. Наконец, следует рассматривать вариант выдачи виз и разрешений на работу для содействия возврату нелегальных мигрантов в страны их происхождения.

Да, действительно, в соответствии с договором ЕС, каждое государство Евросоюза самостоятельно управляет иммиграцией из-за стран, не входящих в ЕС. Тем не менее, согласие на единый для всего Евросоюза целевой уровень иммиграции не стало бы для правительств стран союза каким-то гигантским скачком. В свою очередь, государства ЕС могли бы сообщать о предпочтительных для них странах происхождения и характеристиках экономических мигрантов, а также о необходимых для их приёма бюджетных ресурсах ЕС. Обладание правами на привлечение определённого количества мигрантов станет, тем самым, привилегией, а не бременем.

Например, Канада уже давно проводит активную иммиграционную политику – отбор мигрантов производится в соответствии с такими критериями, как страна происхождения, профессиональные навыки, возрастная группа. Европа может делать то же самое.

В-третьих, Евросоюзу нужно починить свою систему предоставления убежища. Прежде всего, ему следует отказаться от холодной настойчивости на принудительном перераспределении людей, ищущих убежище, между странами ЕС. Такой подход отравляет атмосферу в союзе, хотя, возможно, он начнёт работать, как только появится полноценная и эффективная система охраны границ, предоставления убежища и иммиграционной политики.

Кроме того, от стран ЕС, находящихся на внешних границах, нельзя ожидать, что они смогут в одиночку решить проблему пересечения этих границ нелегальными мигрантами. Лагеря переполнены, а права мигрантов либо нарушаются, либо перегруженные власти отправляют их дальше на север. Ответственность тех стран ЕС, которые становятся местом первого въезда мигрантов в союз, должна дополняться европейской солидарностью.

ЕС также должен предоставлять экспертную и финансовую поддержку, чтобы выровнять методы работы и управленческие возможности национальных агентств, занимающихся вопросами предоставления убежища. Только тогда национальные решения будут уважаться во всей Шенгенской зоне, что гарантирует сохранение территории без внутренних границ со свободным передвижением людей. Подобное выравнивание позволит со временем начать совместную обработку странами ЕС заявлений на предоставление убежища.

В-четвёртых, ЕС следует развивать более сильные и взаимовыгодные партнёрства со странами происхождения и транзита мигрантов. Подобные связи крайне важны для того, чтобы стал возможным немедленный возврат людей, которым на законных основаниях было отказано во въезде в ЕС. Для содействия такому надёжному сотрудничеству Евросоюз должен мобилизовать все свои внешнеполитические инструменты, в том числе финансовую помощь на цели развитии и инвестиционные фонды, а также программы в сфере безопасности, торговли, энергетики, сельского хозяйства, рыболовства, климатических действий, авиатранспорта и здравоохранения. Целевые уровни иммиграции в Евросоюз (в сочетании с партнёрствами по профессиональной подготовке для рабочих мест в Европе) могли бы стать интересным предложением для третьих стран, которые заинтересованы в стабильных денежных переводах мигрантов.

Одновременно ЕС должен стараться отреагировать на базовые причины миграции. К ним относится демографический взрыв в странах Африки южнее Сахары; изменение климата, подрывающее продовольственную безопасность; рецидивы пандемий; этнические конфликты; дефицит рабочих мест.

Помощь, предоставляемая ЕС, должна быть сфокусирована на восстановлении стабильности и снижении рисков путём поддержания безопасности, устойчивости сообществ и качественного управления. Успехи на этом направлении повысят безопасность инвестиций и раскроют потенциал частного и местного финансирования, что позволит экономике тех или иных стран расти, создавать рабочие места и предлагать альтернативу миграции.

У новой Еврокомиссии есть шанс избавить ЕС от коленных рефлексов на миграционные кризисы и начать применять намного более последовательные и стабильные подходы, причём как внутри союза, так и за его пределами. И она не может позволить себе упустить этот шанс.

https://prosyn.org/8hV9gMCru;
  1. haass107_JUNG YEON-JEAFP via Getty Images_northkoreanuclearmissile Jung Yeon-Je/AFP via Getty Images

    The Coming Nuclear Crises

    Richard N. Haass

    We are entering a new and dangerous period in which nuclear competition or even use of nuclear weapons could again become the greatest threat to global stability. Less certain is whether today’s leaders are up to meeting this emerging challenge.

    0