0

Бессильная власть европейской социальной демократии

На первый взгляд может показаться, что европейская социальная демократия находится в кризисном положении. Резкое падение рейтингов Гордона Брауна в Великобритании; шок от экономического спада в Испании; сложности в обновлении лидеров социальной партии во Франции; крах левоцентристской коалиции в Италии; серьезный конфликт внутри германской Социально-демократической партии: это все говорит о неспособности социальной демократии использовать возможности, которые предоставляет текущий финансовый кризис, и стать более влиятельной.

Но одновременное возникновение и очевидность этих проблем не так значительны, как может показаться. На этом ошибки и неуклюжесть властей не кончаются: Бельгия парализована угрозой распада, Австрия до сих пор пытается создать маловероятную консервативную коалицию, Польша изо всех сил старается сбалансировать свои многочисленные реакционные импульсы, а французский президент бьет рекорды по отсутствию популярности.

Два фактора могут объяснить данную неопределенность в Европе. Первый – существование экономического и финансового кризиса, который мы только-только начали медленно преодолевать. Второй – то, как СМИ это комментируют. Эта комбинация, я уверен, является причиной того чувства беспомощности, которое затронуло всю Европу и которое может охарактеризовать социальную демократию в частности.

В сообщениях о кризисе СМИ сделали слишком большой акцент на финансах и уделили недостаточно внимания замедлению экономического роста. Именно это экономическое замедление делает развитые страны менее стойкими к финансовым ударам в результате субстандартных ипотечных проблем и смешанных пакетов займов, которые потом используются для снижения риска, связанного с долгами по субстандартным ипотечным кредитам. Действительно, сочетание банковской неуверенности, медленного роста и повышенного риска неполной и временной занятости создает политическую слабость, наблюдаемую сейчас в Соединенном Королевстве, Испании, Италии и других странах.