0

Способность Европы руководить

КЕМБРИДЖ – На Всемирном Экономическом Форуме в Давосе в этом году судачили о растущей власти Азии. Один азиатский аналитик утверждал, что к 2050 году будет три мировых державы: Соединенные Штаты, Китай и Индия. Он не упоминул Европу, но недооценивать могущество Европы – это ошибка.

Да, в настоящее время участие Европы в международных делах не соответствует ее политическому и экономическому могуществу. Она является разбитой на части, тихой и нормативной в мире жесткой власти, но часть мира не имеет никакого отношения к военному потенциалу. Использование силы среди развитых индустриальных демократических государств фактически невероятно. В их отношениях друг с другом такие страны все с Венеры, перефразируя Роберта Кагана, и здесь внимание, которое Европа уделяет закону и учреждениям – это ценное качество.

Что касается других частей мира, недавний опрос общественного мнения, проведенный исследовательской организацией Pew, показал, что многие европейцы хотели бы, чтобы Европа играла большую роль, но для того, чтобы уравновесить американский военный потенциал потребуется удвоить или утроить расходы на оборону, а в таком увеличении заинтересовано мало европейцев. Тем не менее, эффективная стратегия для Европы потребует больших инвестиций в жесткую власть.

Для Европы картина, однако, не столь уж безрадостная, как считают пессимисты. Власть – это способность получать желаемые результаты, а ресурсы, которые формируют такое поведение, зависят от контекста. В функциональном смысле власть распределяется как трехмерная шахматная игра. На верхней доске – военные отношения между государствами, при этом США – единственная в мире супердержава с глобальной сферой влияния. Здесь мир является однополюсным.