0

Революция в вооруженных силах Европы

БРЮССЕЛЬ: Создание евро - революционное нововведение в самой природе ЕС, которому предстоит развиваться медленно, путем проб и ошибок - вызвало бурное обсуждение на всем континенте и за его пределами. Поэтому планы по созданию общей оборонной политики ЕС до сих пор привлекали значительно меньше внимания. Но только до сих пор. Американцы все чаще спрашивают: “О чем волноваться?” и указывают на действенность НАТО. Европейцы часто испытывают сложности с ответом на этот вопрос, частично потому, что единственного ответа не существует.

Для тех, кто верит в более объединенную Европу, более тесное взаимодействие по вопросам обороны представляется самоочевидно желаемым. Остальные акцентируют внимание на прагматической стороне, подчеркивая, что государства - члены ЕС могут достичь в сфере внешней/ оборонной политики значительно большего, действуя вместе, чем каждый сам по себе. Подобные прагматики делают упор на растущем числе внешних вызовов - на Балканах, в Средней Азии, в Африке или где - либо еще, требуя согласованного ответа на эти вызовы.

Третий аргумент, на котором основывается позиция некоторых французских голлистов и многих представителей левого крыла в ЕС, заключается в том, что Европе необходима единая внешняя и оборонная политика для оказания сопротивления американской гегемонии. Эта анти - американская точка зрения, тем не менее, не так широко распространена. Сторонники единой внешней и оборонной политики ЕС считают, что Европа, которая способна сама позаботиться о своей обороне, будет лучшим партнером для Соединенных Штатов.

Замешательство и сомнения появляются в настоящий момент по причине неопределенности возможных функций Сил быстрого реагирования (СБР), ключевого шага в разработке единой политики в указанных сферах. СБР, как говорится, должны быть способны выполнять так называемые задачи "Петерсберга" (“Petersberg” tasks). Все еще "процесс мирного урегулирования” (одна из этих задач) может охватить что-либо помимо Операции Альба (Operation Alba), которая в 1997 году стала свидетелем того, как Италия ввела шести тысячный контингент сильных европейских войск в Албанию для подавления анархии, и быть использован для атаки против мятежников в Сьерра Леоне, сопротивляющихся процессу поддержания мира, осуществляемому ООН, для участия в конфликтах по типу войны в Персидском заливе. Поскольку правительства всех государств - членов ЕС знают, что в обозримом будущем, Европа будет способна осуществлять только скромные военные операции, сейчас не имеет большого смысла определять, как будут использоваться силы быстрого реагирования.