0

Европейские невидимые

Исторически изменив позицию, новое немецкое правительство канцлера Герхарда Шредера обдумывает возможность предложить гражданство четырем миллионам иностранных (преимущественно турецких) резидентов Германии. Из всех стран Европы, иностранцам труднее всего было получить гражданство в Германии, где законы о гражданстве основывались на происхождении. Так что же, свидетельствует ли такой поступок (а также сходное поведение Франции) о новом отношении к иностранцам в Европе? Следует ли иностранцам воспользоваться предложением? История и текущая практика показывают, что им нужно хорошо подумать, прежде чем принять решение.

Европой, некогда отождествляемой с "Западом" в целом, однажды владело благородное видение своей миссии: предоставить миру плоды Просвещения и практики демократии. Рожденное Американской и Французской революциями, такое видение объединило Европу с Северной Америкой в более широкую Атлантическую цивилизацию. Благодаря Вольтеру и Канту понимание идеи Европы расширилось до космополитизма и идеала мирового гражданства. Восточно-Европейские страны, такие как Россия, не только не были вычеркнуты, но даже рассматривалась перспектива мирового сообщества, объединенного широтой взглядов Просвещения.

Сегодня, когда Западная Европа объединяется на фоне новой валюты, евро, эта вдохновляющая идея начинает прогрессирующе умаляться. Конечно, Холодная Война расколола Европу на две части. Сейчас Европейский Союз отсекает не просто Восточную Европу, но также и Соединенные Штаты, рассматриваемые ныне в качестве одного из важнейших соперников Европы.

"Европа" сейчас по сути означает лишь "Западную Европу", и страны-члены ЕС охраняют свои границы, как фактически так и концептуально, от чужестранцев и угрозы чужестранцев. Следует ли разрешить присоединиться Польше, Венгрии и Чешской Республике? Быть может, да, но Сербия, Румыния, Болгария выглядят сомнительно; еще более сомнительной кажется идея России как части этой новой Европы. Турция, конечно, представляется крайне проблематичным случаем. Действительно, Европа воскресила некоторые из самых старых и наиболее позорных пятен изоляции - не только Ислама, но также стран, исповедующих православие.