Финансовая пустошь Европы

ПАРИЖ. «Самый жестокий месяц ‑ это апрель», ‑ написал Т.С. Элиот в начале своей великой поэмы «Бесплодная земля». Но если бы Элиот был профессиональным инвестором, который следил бы за европейскими финансовыми рынками на протяжении последних нескольких лет, то я совершенно уверен, что его выбор пал бы на август.

В августе 2007 г. решение BNP Paribas закрыть два своих хеджевых фонда, подвергшихся воздействию кризиса сектора субстандартного ипотечного кредитования, запустило кризис ликвидности для всех Европейских банков в течение того лета. В этом году в центре внимания оказался основной конкурент BNP ‑ Société Générale. Его акции упали больше чем на 14 % за один день в середине августа, установив рекорд падения за последние два с половиной года. Ходили слухи о возможном снижении рейтинга государственного долга Франции, сопровождаемые спекуляциями о возможных последствиях для французских банков.

Как и французы, большинство континентальных европейцев следуют традиции, что в августе не следует делать какую либо полезную работу, и поэтому налицо жестокое обращение с их банкирами. И они не медлили заявить о том, что с ними обошлись несправедливо.

To continue reading, please log in or enter your email address.

Registration is quick and easy and requires only your email address. If you already have an account with us, please log in. Or subscribe now for unlimited access.

required

Log in

http://prosyn.org/WadGPaG/ru;