3

Проблема беженцев в Европе, тогда и сегодня.

НЬЮ-ЙОРК – Этой весной я посетил красивое место на южном берегу Женевского озера. Я остановился в отеле Royale в Эвиан-ле-Бен. Именно там в июле 1938 года представители 32 стран участвовали в позорной дискуссии, которая была практически вымарана из нашей памяти.

Созванная президентом США Франклином Д. Рузвельтом в ответ на массовый кризис беженцев, который был вызван ярым антисемитизмом Гитлера, Эвианская конференция потерпела полный провал. И ее катастрофические последствия необходимо вспомнить в свете нынешнего кризиса миграции в Европе.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Конференция в Эвиане должна был решить участь сотен тысяч немецких и австрийских евреев, которые в отчаянии искали убежище. Рузвельт считал, что только коллективное решение может решить проблему. И Гитлер тоже наделся, что другие страны примут беженцев к себе.

В своей мартовской речи в Кёнигсберге он издевался: «Я могу только надеяться и ожидать, что остальной мир, который проявил такое глубокое сочувствие к этим преступникам, будет достаточно щедрым, чтобы превратить эту жалость в реальную помощь. Я настолько заинтересован в этом, что мы готовы отдать в распоряжение этих стран свои роскошные корабли для транспортировки этих преступников». Он уже начал высылать евреев, в том числе насильно сажая их на корабли и отправляя их в различные пункты назначения в Средиземном море и через Атлантику.

Однако по всей Европе беженцы натыкались на закрытые двери. 6 июня 1938 года, в то время как велась подготовка к конференции, Государственный департамент США получил письмо о 51 австрийском беженце, которые находились в маленькой лодке в международных водах Дуная. Писатель вспоминает увиденное так: «Душераздирающие судьбы 51 человека, которые метались от одной границы к другой. Мы познали невыразимую нищету, которая совершенно незаслуженно постигла 100 000 австрийцев».

И все же месяцем позднее в Эвиане, несмотря на то что многие европейские делегации выразили явную тревогу по поводу мучений, пережитых немецкими и австрийскими евреями, они оказались неготовыми принять конкретные меры. Итог встречи был очевиден: Европа, Северная Америка и Австралия не пожелали принять у себя значительное число этих беженцев.

В стенограмме были два слова, которые были произнесены неоднократно: «плотность» и «насыщение». Европейские станы уже столкнулись с повышенной «плотностью» населения и достигли точки «насыщения» ‑ другими словами, на европейском постоялом дворе не осталось свободных комнат.

Разумеется, было абсурдно утверждать подобное в 1938 году, учитывая размер сегодняшнего населения Европы. И не менее нелепо было бы говорить подобное сегодня.

Справедливости ради стоит отметить, что участники Эвианской конференции не могли предвидеть Холокост или тот факт, что Европа будет втянута в еще одну разрушительную войну; тем не менее, степень отсутствия совести была просто захватывающей. Многие из стран, отказавшихся принять страдающих беженцев, в свое время сами столкнулись со зверствами нацистов – и молили о сострадании, в котором они отказали евреям в июле 1938 года.

Нацисты, должно быть, упивались знанием того, что их заразный антисемитизм нашел отклик – порой весьма ощутимый – в остальной части Европы. И кроме того они поняли, что, если им не удалось решить проблему с помощью высылки, в конечном итоге они могут решить ее при помощи уничтожения.

Сегодня по всей Европе вновь поднимаются антисемитские, исламофобские, расистские и антимиграционные настроения, и нам необходимо остановится и пересмотреть наше текущее положение. Крупный британский таблоид недавно счел приемлемым то, что один из его обозревателей назвал иммигрантов «тараканами». «Свободное радио и телевидение тысячи холмов» в Руанде пользовалось тем же словом, чтобы описывать тутси в преддверии геноцида 1994 года, как и нацистская газета Юлиуса Штрейхера Der Stürmer для описания евреев. Политические лидеры Европы регулярно – и позорно – обвиняют мигрантов в своих национальных бедах.

Нападения на мигрантов или меньшинства – будь то грубо, посредством речи, или более тонко, через политику – недопустимы везде, и это не подлежит обсуждению. Когда слова формулируются с явным намерением причинения вреда и насилия на основе национальной, расовой или религиозной принадлежности, свобода выражения становится подстрекательством к ненависти, которое запрещено законом. Страны, ратифицировавшие Международный пакт о гражданских и политических правах, в число которых входят все страны-члены Европейского Союза, обязаны соблюдать его положения.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

И все же нынешние предложения Европы по вопросам миграции оставляют желать лучшего. Континенту необходимо получше вспомнить свое прошлое и быть более щедрым к отчаявшимся людям, которые пересекают Средиземное море. Франсуа Крепо, Специальный докладчик Организации Объединенных Наций о правах человека мигрантов, отметил в последнем интервью, что Европа, Австралия и Канада могут легко переселить к себе один миллион сирийских беженцев в течение следующих пяти лет, и они могли бы добавить к этому списку эритрейцев и продлить эту политику до семи лет. Так почему же Европа предлагает принять на переселение всего лишь 20 000 – 40 000 человек ежегодно?

Я бы предложил европейским политикам, которые резко выступают против миграции, внимательно осмотреться вокруг, когда они в следующий раз обратятся в больницу за лечением: многие люди, ухаживающие за вами, имеют иммигрантские корни. И утоляя жажду знаменитой водой из Эвиан-ле-Бен, вам следует задуматься о трусливом провале конференции, которая могла бы спасти столько жизней, ‑ и о том, чему она может научить нас сегодня.